Сегодня адвокат, автор рубрики «Право для бизнеса» Валентина Игольникова расскажет читателям «Пульса Хакасии» о правомерности введения последних ограничительных мер в отношении бизнеса в связи с пандемией.

Ремарка: данная статья является личным мнением автора и не может использоваться, как обоснование для невыполнения законных требований органов власти. Неправомерные действия органов власти, а также принятые ими правовые акты могут быть оспорены в суде.

Адвокат Валентина Игольникова

Безусловно, при любой эпидемии в условиях стремительного роста числа заболевших, высокой смертности и катастрофической загруженности и нехватки медперсонала – задача каждого предпринимателя, как и гражданина, помочь обществу выйти из такого состояния.

Пандемия новой коронавирусной инфекции и вынужденные карантинные ограничения, направленные на ее сдерживание, оказали шоковое воздействие на экономику, как нам кажется, усугубив уже и существующие проблемы. Одновременно с этим существенному пересмотру и обновлению подверглось санитарно-эпидемиологическое, административное и уголовное законодательство.

В Хакасии введена обязательная вакцинация. И чтобы попасть в кинотеатр, кафе, бассейн или торговый центр вы должны предъявить подтверждающий документ.

1) сертификат о вакцинации от коронавируса;

2) справку о том, что переболели ковидом менее полугода назад;

3) справку о том, что вы сдали отрицательный тест не ранее, чем 72 часа назад.

Давайте разберемся, законно ли это?

Сегодня, на мой взгляд, для применения каких либо ограничений имеются пробелы:

1) есть неясности с правовыми основаниями введения режима повышенной готовности на территории Хакасии и установлением в связи с этим запретов;

2) несоответствие обязанностей, предусмотренных для организаций при введении режима повышенной готовности на федеральном и республиканских уровнях.

Защита прав и свобод человека и гражданина, осуществление мер по борьбе с эпидемиями, ликвидация их последствий находятся в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов (п. «з» ч. 1 ст. 72 Конституции РФ). Здесь пока все правильно и местные власти подключены к вопросам защиты от распространения опасного вируса.

Вместе с тем в условиях пандемии коронавируса происходит ограничение прав граждан и предпринимателей. Прежде всего, ограничиваются права на свободу передвижения (ст. 27 Конституции) и занятие предпринимательской деятельностью (ст. 34).

В соответствии со ст. 8 Конституцией РФ в России гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, свобода экономической деятельности. А согласно ст. 74 Конституции РФ ограничения могут вводиться в соответствии с федеральным законом, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей.

По ст. 55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только федеральным законом и в той мере, в какой это необходимо в целях защиты здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения безопасности государства. Из чего следует, что ограничение прав граждан и предпринимателей, установленных Конституцией РФ, возможно только на федеральном уровне, а не на уровне субъекта.

К тому же, надо не забывать, что регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина (статья 71 пункт «в») в нашей Конституции относится к исключительному ведению федеральной власти. К совместному же с субъектами (статья 72 пункт «б») ведению относится только «защита», но не «регулирование».

В Хакасии же данные ограничения были введены не федеральным законом, а региональным актом, к тому же актом не законодательного органа, а органа исполнительной власти (Правительством РХ). Речь идет о постановлении правительства Хакасии от 13 марта 2020 г. №102 «О введении на территории Республики Хакасия режима повышенной готовности и реализации дополнительных мер по защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций».

Что представляет собой режим повышенной готовности по федеральному законодательству? Попробуем разобраться.

В преамбуле вышеуказанного постановления, как и в его названии, указывается на правовое основание его принятия: а именно, Федеральный закон от 21.12.1994 № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера».

Таким образом, понятие повышенной готовности напрямую связано с понятием чрезвычайной ситуации.

В Конституции РФ имеется только одна статья, регулирующая данный вопрос, которая предусматривает введение на территории России чрезвычайного положения. Так, в статье 56 Конституции РФ указано, что для обеспечения безопасности граждан в соответствии с федеральным конституционным законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия только в условиях чрезвычайного положения.

В целях применения данной статьи был принят Федеральный конституционный закон от 30.05.2001 «№ 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении» (далее – Конституционный закон), который охватывает несколько случаев. Первый – попытка насильственного захвата власти (ее у нас нет). Второй – чрезвычайные ситуации природного и техногенного характера, в том числе эпидемии.

В законе предписано, что режим чрезвычайного положения вводится указом президента (на всей территории или в отдельных регионах), с утверждением Советом Федерации. Видимо, ответ на вопрос о том, почему в нашей стране не введено ЧП, содержится в ст. 27 Конституционного закона, где говорится о праве граждан на возмещение ущерба, причиненного в связи с чрезвычайной ситуацией.

Если обратиться к правовым определениям, то можно увидеть следующее.

Чрезвычайное положение – означает особый правовой режим деятельности органов власти, организаций, их должностных лиц, общественных объединений, допускающий установление Федеральным конституционным законом отдельных ограничений прав и свобод граждан Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства, прав организаций и общественных объединений, а также возложение на них дополнительных обязанностей (ст. 1 Конституционного закона).

Под чрезвычайной ситуацией в ст. 1 Закона о защите от ЧС понимается обстановка на определенной территории, сложившаяся в результате распространения заболевания, представляющего опасность для окружающих.

Таким образом, понятийно ЧП – особый правовой режим, допускающий ограничение прав граждан, а ЧС – обстановка. Режимы деятельности органов власти по Закону о защите от ЧС определены отдельно: режим повышенной готовности (при угрозе возникновения ЧС) и режим ЧС (при возникновении и ликвидации ЧС). Текущая ситуация определена как режим повышенной готовности.

Подпункт «м» п. 1 ст. 11 Закона о защите от ЧС действительно наделяет местные власти правом «вводить режим повышенной готовности или чрезвычайной ситуации для соответствующих органов управления и сил единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций». Но здесь говорится только о режиме применительно к органам, а не населению.

Обязанности организаций перечислены в ст. 14 Закона о защите от ЧС. К их числу относится планирование и осуществление необходимых мер в области защиты работников организаций и подведомственных объектов, создание и поддержание в постоянной готовности локальных систем оповещения о чрезвычайных ситуациях, обеспечение организации и проведение аварийно-спасательных и других неотложных работ на подведомственных объектах, предоставление в установленном порядке информации в области защиты населения и территорий от ЧС, оповещение работников организаций об угрозе возникновения или о возникновении чрезвычайных ситуаций и т.д. При этом обязанности, перечисленные в данной статье, существенным образом отличаются от тех, которые предусмотрены постановлением Правительства РХ № 102 «О введении на территории Республики Хакасия режима повышенной готовности».

Мы все законопослушные граждане и готовы нести все тяготы сложившейся чрезвычайной ситуации. Но все ограничения должны соответствовать правовому режиму, который действует.

Возникает вопрос: если чрезвычайное положение не введено в стране и регионе, то откуда такие декларируемые ограничения? Ведь сначала необходимо ввести особый чрезвычайный режим с определёнными обязанностями для граждан и предпринимателей, а уже потом можно их дополнять местными требованиями о необходимости выполнения установленных правил поведения при введении режима повышенной готовности. И не путать ограничения, вводимые федеральной властью, с правовыми желаниями местных руководителей.

Еще из рубрики «Право для бизнеса»:

Подписаться
Уведомление о
2 комментариев
старее
новее большинство голосов
Inline Feedbacks
View all comments
Андрей С
9 месяцев назад

ну у нас у руля супер юрист с красным дипломом(не понятно за сколько купленным)

абаканка_27
9 месяцев назад

У меня создалось впечатление, что КВО в Москве на пленуме кпрф или после него получил указание/рекомендацию приложить все усилия по дискриминации гос.власти в регионе, создать соц.напряжение и недовольство населением именно гос.власти, т.е. участвовать в подготовке к гос.перевороту (интересанты которого находятся вне России), о котором уже несколько месяцев говорят и пишут полит.аналитики и эксперты… забыл лишь, что он сам с командой могут стать первыми «потерпевшими» от таких действий…