Вчера мы опубликовали статью, в которой независимый эколог Алексей Вернигоров жестко раскритиковал работу (а точнее её отсутствие) Министерства природы и экологии республики Хакасия. Беседа с экологом получилась обширная, поэтому мы разделили ее на несколько частей. Сегодня представляем вашему вниманию продолжение.

– В первой части мы остановились на вопросе внесения кедра в Красную книгу, но я ещё раз обращу ваше внимание на то, что это популизм в самой его открытой форме. Кто составляет лесной план? Министерство природных ресурсов и экологии. В этом плане предусматривается: сколько, где, когда и кто будет рубить лес, заниматься лесозаготовками. Если вы заботитесь о сохранении кедра – уменьшите его заготовку. Этого никто не запрещает. Это ваша функциональная обязанность. Такая же обязанность, как контролировать и сохранять лесофонд, что вам было поручено не только нашей республикой, но и государством вам даны эти полномочия. А вместо работы мы видим популистские выступления в внесении кедра в Красную книгу. На сегодняшний день поступление в бюджет республики от деятельности департамента по руководству лесофондом падает, а хищения продолжаются.

– Что вы скажете в отношении чистоты воды? Ещё год назад мы запрашивали у Минприроды информацию об угрозе заражения воды рек в Таштыпском районе ртутью из-за деятельности предприятий по добыче золота, но внятного ответа, к сожалению, не получили.

– По содержанию ртути – я бы не сказал, что это в этом компоненте есть угроза. Но цианиды в ручьях и реках есть, из-за деятельности золодобывающих предприятий.

И опять же, как должен происходить процесс контроля и анализа? В прошлом году добычей золота у нас занималось 35 предприятий. Есть расчёт ассимиляционной ёмкости системы, проще говоря, какую нагрузку может на себе выдержать экосистема. Ведь нужно посчитать и сказать предельно ясно – может ли наша система выдержать такое количество предприятий. Я не исключаю, что может. А может, и больше, а может, и наоборот – количественный предел давно пройден. Но никто этими расчётами не занимается, а в это время экологический баланс нарушается. Никто не занимается коэффициентом самоочищения водоёмов.

Вообще, в целом, моя позиция в отношении золотодобывающих предприятий, угледобывающих предприятий, заводов, фабрик, проста – я никогда не был противником ни разрезов, ни заводов, но я за то, чтобы всё это было в границах правового поля. Когда контролирующие организации смогут создать границы, в которых должно работать любое предприятие – пожалуйста, пусть работают.

У нас загрязнение сейчас идёт по всем водоёмам и не только по ним, большая проблема и с грунтовыми водами. Далеко за примером идти не надо. Район абаканской нефтебазы окружен частным сектором. Воду из первого горизонта грунтовых вод не употребляют уже 10-15 лет. Надо решать вопрос о выносе предприятия за пределы города, и этим должно заниматься Министерство природы и экологии.

С декабря практически по конец февраля в селе Аскиз шли сбросы очистных сооружений из-за поломки насосной станции прямо в протоку реки Абакан. Загрязнение лилось на ландшафт – поле, которое размерами превышало футбольный стадион, а уже оттуда шли стоки прямо в протоку реки Абакан. Даже не пошевелись экологи-чиновники.

Когда в Калинино случился прорыв коллектора никто не озаботился тем, что были загрязнены грунтовые воды, никого это не интересовало. Господин заместитель главы республики Курлаев выступал, что никакого загрязнения нет. Спрашивается: каким образом проверяли? Вижу ответ, что забор производился в колонках. Но это не смотровая скважина, между колонками и смотровой скважиной огромная разница по функционалу и назначению. То загрязнение, которое мы получили при прорыве напорного коллектора может сказаться не только сегодня, завтра, но и через два-три года. Создадутся условия, когда бактерии, попавшие в водоносный слой изменят состав воды до такого состояния, что её не только пить, её нельзя будет и как техническую использовать, и территориально не только район Калинино пострадает, но и Абакан с пригородом. И таких примеров можно приводить много.

Почему-то министерство природы и экологии не озабочено тем, что многие цеха по переработке мясной продукции находятся на берегах озёр. Или что прямо в степи или на берегах красноярского водохранилища лежат кости. Лежат огромными кучами кости после обработки – и это факт, который чиновников не заботит. А это прямое загрязнение как поверхностных вод, так и грунтовых. Никто из минприроды РХ не ведет анализов по степени загрязненности воды, не говоря уже о том, что не рассчитывается коэффициент самоочищения водоёмов.

Лет 20-25 назад в реке Абакан, по течению выше города Абакан, можно было набрать воды и попить её. На сегодняшний день я не думаю, что кто-то рискнёт этим делом заняться.

Продолжение следует

Беседовал Александр Мяхар

P.S. Напомним оценку, которую в первой части дал директор ООО «Эколог» Алексей Вернигоров работе Министерства природных ресурсов и экологии: «Эта оценка – отрицательная. Ниже нуля».

Подписаться
Уведомление о
1 Комментарий
старее
новее большинство голосов
Inline Feedbacks
View all comments
Татьяна Затеева
7 месяцев назад

Нет настоящего хозяина в Хакасии, кто бы заботился о ней и разивал, а не грабил варварским образом, как нынешняя власть.