Сегодня, 11 июля, прошло заседание Совета развития РХ в Черногорске. В названии статьи уже есть его описание, но я бы добавил ещё одно определение: чиновничья «печаль».

Печаль в кавычках, потому что для чиновников это заседание скорее радость, а для простых обывателей – просто печаль. Со стороны всё напоминало бесполезное занятие, но в происходящей ауре монотонных чиновничьих выражений всё-таки происходили вещи, которые отразятся на жизни республики и в частности на жителях Черногорска.

Обо всём по порядку. Проходило заседание по классике жанра. Как и всегда на любых мероприятиях нужен некий «разогрев» аудитории. Эту функцию взяла на себя замминистра экономического развития Татьяна Речкова с докладом «О Федеральном законе… перечень документов и т.д., и т.п.» Всё, что можно сказать об этом скучном докладе, это то, что словосочетание «план мероприятий» прозвучало раз десять.

Всё планируют, а когда работать начнут – так и непонятно. В докладе речь шла о возможном использовании федеральных денег в рамках опять же федеральных проектов, и зачем-то был упомянут «Черногорский промышленный парк» как показатель успешного привлечения этих денег. Интересно, специалисты, которые готовят доклады, вообще задумываются над их составляющими? О какой успешной реализации идёт речь? Как не было «Промышленного парка» так и нет его. Или всё это просто вписывается в концепцию «вечный план мероприятий»? Этакая чиновничья радость и одновременно людская печаль происходящего.

Безусловно, все ждали решения вопросов про горячую воду в Черногорске и вот настала очередь Коновалова. «Ремонт затянулся». «Все понимаем, что порывы надо устранять». «Вообще система водоснабжения и отопления – это сложная система». «Устранением занимается СГК». «Прошу Белоногова обратить на этот вопрос особое внимание». И, вроде как, всё стандартно сказано, заучено, но наконец-то прозвучал и креатив – рецепт от Коновалова, что надо делать.

Обращаясь к Белоногову, Коновалов сказал: «Важно проводить с жителями разъяснительную работу, встречаться с жителями, в соцсетях активнее объяснять людям, что сегодня делается и с чем связана задержка по подаче горячей воды… вы абсолютно точно осознаёте, что это зона ответственности городской власти. Сети муниципальные».

То есть губернатор Коновалов посоветовал просто разъяснять людям в соцсетях и на улице, что во всем виноват он – Белоногов. Объяснить это должен сам Белоногов и, наверное, от того, что людям наконец-то это разъяснят, им станет легче. Шикарное решение, достойное аплодисментов. Не исключаю, что это подсказал нашему губернатору Максим Усов.

Следующий доклад был от мэра Черногорска Белоногова. «Идём во взаимодействии с потенциалом… основной документ – комплексно-инвестиционный план, развитие малого и среднего бизнеса…» И череда обещаний: «будет, будет, будет». Уверен, что если взять речи Белоногова, начиная с 2015 года, то ничего в них по сегодняшний день практически не изменилось, и уже тем более слово «будет» – безусловный флагман этого множества докладов. Вот только у меня вопрос. А с чего вдруг будет, если до сих пор никаких «будет» так и не настало?

Риторический вопрос? Возможно, но для жителей Черногорска это уже дано не риторика, а факт, что обещанного «будет» можно ждать, ждать и так и не дождаться.

Ещё один момент который отмечу: опять этот доклад был пронизан уклоном на поддержку от государства на ремонт дорог, госпрограммы по социальному предпринимательству… Это, конечно, хорошо, рассчитывать на деньги государства, но вы сами-то что сделали?

Следующий доклад как раз характеризует мое предложение в первом абзаце статьи о том, что, несмотря на всю скучность происходящего, оно отразится на жителях республики. Был одобрен проект постройки завода взрывчатых веществ в пяти километрах от Черногорска.

Спикер объяснял нам, что спрос на взрывчатые вещества возрос за последние годы в три раза и что будет производиться 1500 тонн взрывчатки в год. Здесь сделаю ремарку. Речь идёт о новом виде взрывчатки, который по своим свойствам гораздо мощнее тротила.

Представитель потенциального завода взрывчатых веществ не скрывая говорил, что делается завод под нужды освоения Бейского месторождения. То есть взрывать у нас будут по-новому, земля будет «ходить» и «дрожать» больше, и пыли в воздух будет пониматься тоже больше. Элементарная физика.

К тому же заявленная производственная мощность завода не предел, завод планирует покрыть потребности во взрывчатке ещё и Красноярского края, Кемеровской области и Тувы. Было очень много слов о том, как актуален этот завод в принципе, но не было сказано, для чего он нужен нам, жителям республики. Ответ все же прозвучал в конце доклада и лично меня шокировал. Мы запускаем к себе угрозу для жизни как минимум целого города ради бюджетных поступлений 55 млн в год (что вообще незначительно для бюджета) и 31 рабочего места. Тридцати одного рабочего места!

Если вы, уважаемые читатели, думаете, что по поводу этого проекта начались споры и высказалось множество вопросов о его целесообразности, то очень глубоко ошибаетесь. Коновалов спросил мнение министерства экологии на это счёт и ответ Арехова был шедеврален!

«В первую очередь я в этом проекте вижу бюджетный эффект», – сказал министр в начале выступления. Я начинаю подозревать, что Арехову никто до сих пор не говорит о том, в каком министерстве он работает. Я напомню про запрос от «Пульса Хакасии» по проблеме «зоны 326», когда в своём ответе минприроды нас отправило в минфин.

И снова Арехов грезит себя сотрудником минфина. Ни слова про экологию, а видит он бюджетный эффект. А от чего этот эффект? От 31 рабочего места или от 55 млн в год? Может, господину Арехову поизучать бюджетные цифры, а может, просто понять, что, к примеру, одно сокращение Администрации Главы принесет в бюджет порядка 100 млн в год, что в два раза больше опасного предприятия и не несёт никакой угрозы жизни жителей республики. Обсуждения на этом закончились. Тишь да гладь.

Коновалов: «Голосуем?» Голосование прошло тихо и единогласно. Принять проект за приоритетный к реализации в республике.

На этом моменте мне захотелось покинуть это представление, но я остался, так как следующим докладчиком был Андрей Попков с проектом пектинового завода. Вот уж действительно благое дело. Хоть про этот проект можно было послушать. И я не ожидал, что именно он обнажит сущность всего совета развития.

«К взрывчатке вопросов нет, а вот по тыкве много». Что такое пектины? Думаю, вы легко найдете много информации по этой теме, но если кратко, то это очень полезное вещество, которое применяется в кисломолочных продуктах, кулинарии и пробиотиках. Добывается в основном из тыквы и топинамбура, которые предлагается выращивать в республике.

Министр сельского хозяйства начал делать свои ремарки по поводу того, как выращивается топинамбур, и что применяется система его сбора как у картофеля, и как это невыгодно. Это было странно слышать от министра сельского хозяйства, так как уже давно для сбора топинамбура есть своя специфическая сельхозтехника. Но позже стало понятно, что Труфанов до сих пор опирается на советскую практику и открыто об этом говорит.

Я вот спрашиваю: а имеет ли право человек, при котором сельское хозяйство республики входит в «штопор», делать замечания по проекту, который одобрен агарными институтами? По должности, конечно, имеет, а по совести?

К Труфанову присоединился Серж Адамян, президент Торгово-промышленной палаты РХ, который выразил опасение, что топинамбур будет постоянно расти и расти и потом вывести его будет невозможно. Это вообще о чём?

Зачем его выводить, если: 1) в республике огромное количество пустующих земель, 2) фермерам не хватает рынков сбыта и им предоставляется эта возможность, 3) завод строится как раз для того, чтобы обрабатывать и выращивать этот продукт а не бороться с ним.

Зачем Серж Бахшиевич в солидарность с Труфановым вспомнил про ядовитое растение борщевик, которое растёт по стране, тоже абсолютно непонятно. Видимо, только ему понятна логическая связь между ядовитым растением и полезным продуктом. Стало очевидным, что именно пектиновый завод встретил противодействие со стороны Совета развития.

Перепалка между Попковым, который прямо указал на некомпетентность министерства сельского хозяйства в нынешнем составе, и Труфановым продолжалась. Вмешалась Речкова, которая задала ряд вопросов, при этом отметив, что инициатива постройки этого завода сейчас исходит от муниципалитета города Черногорск.

Белоногову дали слово, и он чётко всё обозначил: «Что здесь обсуждать, мы не рискуем абсолютно ничем!» Мысленно я уже просто кричал! Во время обсуждения завода взрывчатых веществ претензий не было вообще, а когда представляют проект, в котором говорят: мы построим завод, мы засеем и будем обрабатывать поля, мы привлечём аграрный университет для контроля, мы завезем технику – всё это делаем МЫ, а от ВАС надо только одобрение, – тут вдруг возникает ряд преград!

Коновалов, Арехов, Труфанов, Адамян, Речкова. Закрадываются определенные подозрения, что все они явно лоббируют чьи-то интересы и в случае с заводом по производству взрывчатых веществ, и в случае противодействия постройке пектинового завода.

Власть в республике поменялась, но значит ли это, что она стала народной? Делайте выводы сами.

Александр Мяхар

2
Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Анатолий Сидоров
Участник
Анатолий Сидоров

А шо? Построить заводик, собрать там всех этих “умников” и…..пусть посмотрят. Надеюсь только на одно, что “обещалкинство” сработает. Как всегда. И скажите мне, что за пробиванием заводика не стоят заинтересованные люди?

Марина
Гость
Марина

Да они с первых дней говорили об этом взрывном заводе. Видно, зашли с этой мыслью в Хакасию, а надо бы, чтобы еще и ушли. Навсегда! Очень опасное производство. Архиопасное.