ДомойОбществоХакНИИЯЛИ: грани исчезновения и историческая борьба за научное будущее

ХакНИИЯЛИ: грани исчезновения и историческая борьба за научное будущее

-

Читателям предыдущего материала показался небезынтересным анонс о том, как в Хакасии чуть не исчез целый научный институт. Это, вспоминает кандидат исторических наук Станислав Угдыжеков, было в период возникновения такого гиганта, как Хакасский госуниверситет.

***

По воспоминаниям первого ректора ХГУ В. А. Кузьмина, как пишет профессор Артамонова Н.Я., вопрос об открытии в Хакасии университета «начал всерьёз прорабатываться» ещё в 1991 году. В 1992 году уже обсуждался другой аспект: что это будет за университет? В 1993 году вопрос об открытии университета «перешёл совершенно в практическую плоскость», им пришлось заниматься Комитету науки и высшего образования, сформированному в правительстве Хакасии, но в большей степени его председателю – самому В. А. Кузьмину. Позже он вспоминал: «Работа была изнурительная. В командировки ездили и по месяцу, и по два. Нужно было «убедить» восемь министерств. И Академию наук»

Но убедить предстояло и руководящие органы, и трудовые коллективы передаваемых в федеральную собственность России республиканских учреждений Хакасии. А их было тогда немало:

  • Абаканское педагогическое училище Министерства образования Республики Хакасия;
  • Абаканское медицинское училище Министерства здравоохранения Республики Хакасия;
  • Абаканское музыкальное училище Министерства культуры Республики Хакасия;
  • Хакасский республиканский институт усовершенствования учителей Министерства образования Республики Хакасия;
  • Хакасский научно-исследовательский институт языка, литературы и истории Совета Министров Республики Хакасия.

Как известно, Хакасский госуниверситет возник во исполнение постановления Правительства Российской Федерации № 724 «О создании Хакасского государственного университета» 19 июня 1994 года «на базе федеральной собственности и собственности Республики Хакасия».

Создание университета производилось в пределах бюджетных ассигнований, предусмотренных на содержание указанных образовательных и научно-исследовательских учреждений на 1994 год. Имущество вышеперечисленных учреждений Государственным комитетом Российской Федерации по управлению государственным имуществом передавалось в оперативное управление Хакасскому государственному университету.

Таким образом, здание и материально-технические фонды переходили в федеральную собственность, а финансирование, включая зарплату, брал на себя федеральный бюджет. Постановление подписано легендарным премьером Виктором Черномырдиным.

Надо отметить, что ХакНИИИЯЛИ был образован еще в 1944 г. в тяжелейшие времена в истории нашей страны по распоряжению совета народных комиссаров РСФСР, который возглавлял еще более легендарный Алексей Косыгин.

Пара десятков научных сотрудников создала ту научную базу хакасоведения, которую мы теперь развиваем: словари, научные сборники и монографии, спасли от забвения более 300 героических сказаний (энциклопедий жизни ранее бесписьменного народа) и славное имя замалчиваемого в свое время профессора Катанова, например. Благодаря работам Бутанаева, Карачакова, Шекшеева, мы обладаем картиной важнейшего этапа складывания, модернизации и урбанизации крупного по сибирским меркам коренного народа Хакасии. О значении ХакНИИ говорить можно долго, но отметим и его аппаратный и бюрократический вес в хорошем смысле слова. Институт выдавал главные тексты для областных властей – от политических докладов первых секретарей до пояснительных записок и справок. Археолог Сунчугашев Я.И. работал совместителем в Абаканском пединституте, и его ученое звание доктора наук позволило АГПИ перейти из вузов второй категории в первую, что положительно сказалось на уровне зарплат преподавателей. Т.е. образно говоря, наука реально кормила и не давала пропасть и гуманитариям и «технарям». Тот же В. Штыгашев в 1989-1990 годах работал старшим научным сотрудником Хакасского научно-исследовательского института языка, литературы и истории. Получил научную тему, кабинет с телефоном и возможность избраться в региональный совет депутатов, куда и перешел позже.

И вот наступил 1994 год – накануне создания ХГУ ХакНИИЯЛИ исполнялось 50 лет. И высшей исполнительной властью в стране по просьбам решительных руководителей Хакасии была предначертана его ликвидация как самостоятельного субъекта. Текущие соображения могли опираться и на перспективы разгрузки бюджетных трат на науку, которая теперь перекладывалась на плечи федерации.

Это трошкинскими словами амбициозное и несомненно смелое решение было поддержано в постановлении Президиума Верховного Совета Республики Хакасия и Совета Министров Республики Хакасия «О мерах по выполнению постановления Правительства Российской Федерации от 19 июня 1994 г № 724 «О создании Хакасского государственного университета» от 10 августа 1994 г. № 10/10

Файл из архива Станислава Угдыжекова
Файл из архива Станислава Угдыжекова

Для научных сотрудников это известие было похоже на звук того самого взрыва (из советов Галины Алексеевны). В коллективе не представляли свои перспективы, потому что не прошло обсуждения и не были вынесены решения ученого совета института о вхождении НИИ в состав университета и утрате самостоятельности. Никто из власть предержащих не посчитал нужным проинформировать или даже просто поставить в известность собственно работников института. Руководство наше отмалчивалось или объясняло, что в совете министров Хакасии их ввели в заблуждение. Следующие годы прошли в постоянном напряжении, высказывались резкие оценки действиям республиканских властей. Трудно было планировать серьезные научные проекты, собственные карьерные траектории, и, главное, пострадало старшее поколение ученых, уходящее в обстановке тоскливого умолчания. Периодически приходили представители республиканского руководства, включая Галину Алексеевну, но встречи имели малоинформативный и разочаровывающий характер.

Отдаю должно первому ректору Кузьмину, который не стал добивать институт судебными исками, не присылал силовиков, а приходил и разговаривал с коллективом. Не уверен, кстати, что борьба за самостоятельность ХакНИИЯЛИ, растянувшаяся на десять лет, была столь уж необходимой, но очевидна значимость хотя бы одной научной и экспертной институции собственно Хакасии. Не знаю, каких усилий работникам института стоило шаткое балансирование между необходимостью соблюдения федерального законодательства и каждодневными заботами чисто бытового плана.

Когда совет министров Хакасии размещал векселя под заклад природных богатств, мы до года не получали зарплату. И этот было отрезвляющим душем – ведь ранее как структура совмина мы получали ее день в день с нашими руководителями. Теперь же мы обнаружили, что сброшены с корабля и это всего через 3 года после выхода Хакасии из состава Красноярского края!

Подчеркну, что ХакНИИЯЛИ создан был именно в годы «красноярского периода» Хакасии и приговорен к ликвидации уже в самостийной республике. Это для тех, кто переживает за «утрату уникальности», как написал один комментатор. Никто из «смелого совмина» Хакасии не лег на рельсы и не разорвал на груди рубаху. ХакНИИЯЛИ аппаратным маневрированием уже нового правительства Лебедя при негромком негодовании первого ректора ХГУ как-то существовал, а в вещественном смысле – своим имуществом – вернулся в родную гавань только в 2011 г. уже при Зимине.

В начале 90-х гг. прошлого века наша республика была лидером гайдаровской приватизации, легко расставалась с собственностью, оставленной поколениями трудящихся. На слуху и Саяно-Шушенская ГЭС и СААЗ, но мало кто помнит могучие проектные институты, например Востокгипроводхоз, занимавший целиком здание на Кирова 100. В этом ряду мог оказаться и небольшой гуманитарный НИИ, созданный в годы войны, когда люди планировали глубоко вперед и отрывали от фронта ресурсы, ради грядущего развития и сохранения хакасской культуры. Буквально росписью пера это достояние едва не было уничтожено чиновным людом.

Впереди много новых кризисов, а этот пример должен показать нам, что взвешенность, ориентация на научное знание являются обязательным элементом продуманных решений. Ну, и последнее – удивляет всегда оптимистический настрой смелых менторов главы республики и амбиции по сей день влиять на научные процессы в том же многострадальном по их вине институте. Вроде бы учредителем ХНИИ является Минобр Хакасии, а не самопровозглашенные бывшие начальники. От «уникального опыта» смелых и взрывных решений пора отказаться, а пора брать ответственность на себя, как справедливо учит нас Г.А. Трошкина.

Станислав Угдыжеков

Пульс Хакасии в telegram

5 КОММЕНТАРИИ

Подписаться
Уведомление о

5 комментариев
старее
новее большинство голосов
Inline Feedbacks
View all comments
Чтиво на ночь
13 дней назад

“Маленькая пчелка, с обтрепанными в боях крылышками, наконец-то села на самый большой на клумбе цветок. Радостно потирая ручками с обгрызанными грязными ноготочками, она уже предвкушала, как понесет добычу в свою убогую комнатушку в самом раздолбанном на пасеке улье. Как много меда она получит и какую сможет занять квартирку! Свою, собственную! На пути к этому цветку она уничтожала предыдущую пчелу -тяжеловеса годы и годы! Чего это стоило: все жильцы пасеки отвернулись, не приняли ее, но пчёлка только крепла, челюсти сжимались в оскале улыбки, глаза приобрели стальной блеск. Ну вот же, вот, цель достигнута, можно нектар пить, и пить, и пить. Так… Подробнее »

Иван Петрович
13 дней назад

Времена были демократические. Все структуры, кроме Хакниияли, проводили собрания, где ректор будущего университета показывал перспективы, наверное, радужные. А было ли такое собрание в вышеназванном институте? Нет, судя по тексту. Однако без официального согласия института его бы не было в документах Правительства РФ.
Тут или был должностной подлог руководства института ( уголовная статья?), или…. Или у всех членов коллектива случилась коллективная амнезия: собрание было, но никто его не помнит.
Видимо, очередное “смелое” решение тогдашнего правительства Хакасии.

оно
12 дней назад

Очень рад за директора института Майнагашеву Н. С. , а ведь когда то мы с ней жили по соседству в общежитии “Енисей”. Времена были голодные и холодные, очень часто нам попросту нечего было кушать и жили от скудной заплаты до зарплаты.

Вопрос
Reply to  оно
11 дней назад

Оно, ты же была моей соседкой в общаге педучилища или пединститута, какой еще Енисей. Помнишь, зажигали вместе?

Неизвестная
11 дней назад

Оно, давно разбогатела? Из общежития вылезла. Но, видать, совсем не поумнела. Кому что, а ты все общагу помнишь. Чуть получше жить стала.

5
0
Поделитесь мнением, напишите комментарий.x