Экономист и руководитель регионального ОНФ Евгений Мамаев на своих страницах в соцсетях опубликовал позицию на решение суда по иску прокуратуры к Верховному Совету РХ об отмене закона о бюджете на 2021 год.

Несмотря на прозвучавшие опасения, что судья якобы сама не знает о чем писать, текст весьма объемный и детализированный, на 12 страницах, со ссылками на все необходимые правовые нормы. С профессиональной стороны вопросов к решению нет – все доводы суда весьма убедительны. Комментариев по существу решения со стороны ответчика мы так и не услышали. Поэтому посмотрим на решение суда, чтобы понять доводы ответчика и их обоснованность.

Как я и писал ранее, в основу иска легли два момента: превышение дефицита бюджета на 902 млн руб. и превышение предельной суммы госдолга на 3 085 млн руб. (~3,1 млрд руб.). Звучавшая претензия о завышенной на 4-5 млрд руб. плановой сумме налога на прибыль является оценочной и в судебном иске не заявлялась.

Помимо Верховного Совета РХ к делу привлекались заинтересованные лица на стороне ответчика – Глава Республики Хакасия – Председатель Правительства Республики Хакасия и Министерство финансов Республики Хакасия. Однако вместо Коновалова В.О. в суд был направлен его представитель.

Ответчиком в свою защиту приводился довод, что в 2021 году разрешено превышать установленную планку госдолга и дефицита бюджета на сумму, связанную с профилактикой и устранением последствий распространения коронавирусной инфекции.

Это действительно так. Однако в суде необходимо было подтвердить наличие таких расходов в законе о бюджете. Ответчик заявлял, что на эти цели в бюджете предусмотрено 3 088 млн руб. (~3,1 млрд руб.). Если бы это было действительно так, то проблем бы не было. Однако подтвердить эти суммы надлежащим образом не удалось. Минфином были представлены какие-то бумаги от февраля 2021 года, в которых якобы и указывались расходы на мероприятия по COVID-19.

Однако убедительно доказать наличие соответствующих расходов на необходимую сумму в самом законе о бюджете Ответчик не смог, и суд пришел к выводу об их отсутствии. Что любопытно, в качестве расходов на мероприятия, связанные с профилактикой и устранением последствий распространения коронавирусной инфекции представлено погашение бюджетного кредита на 1,743 млрд руб. Это при том, что недавно было заявлено, что федералы предоставят новый бюджетный кредит для погашения этой суммы. Очевидно, что попытка представить погашение кредита как финансирование меры, представляющей профилактику или устранение последствий коронавируса, выглядит притянутой за уши.

Приведу дословно формулировку, использованную судом для отказа в принятии доводов Ответчика: «Суд критически оценивает представленные доказательства, поскольку в судебном заседании установлено, что сведения, изложенные в вышеназванных разделах, подготовлены к судебному заседанию по сведениям, имеющимся в Министерстве финансов Республики Хакасия, в нормах же оспариваемого Закона № 88-ЗРХ такие данные не приведены. При рассмотрении административного дела в порядке, предусмотренном главой 21 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, эти сведения не могут быть проверены в связи с отсутствием нормативного обоснования».

Если сказать проще, то в самом законе о бюджете соответствующих расходов не указано, а Ответчиком была предпринята попытка обосновать их наличие сторонними документами, не имеющими силы закона и которые не могут быть приняты к исполнению. Нет никаких гарантий, что эти документы не были «нарисованы» уже после принятия бюджета и отношения к нему не имеют. Суд правомерно не принял представленные бумаги и окончательно высказался по этому поводу следующим образом:

«Принимая во внимание, что в правовых нормах Закона № 88-ЗРХ расходы на финансовое обеспечение мероприятий, связанных с профилактикой и устранением последствий распространения новой коронавирусной инфекции не нашли отражения в соответствии с требованиями бюджетного законодательства Российской Федерации, то есть нормативно не обоснованы, указанная информация в полном объеме недоступна неопределенному кругу лиц, суд приходит к выводу о его несоответствии таким принципам бюджетной системы Российской Федерации как принцип полноты отражения доходов, расходов и источников финансирования дефицитов бюджетов и принцип прозрачности (открытости); содержание оспариваемого нормативного правового акта не отвечает общеправовому критерию формальной определенности, ясности».

Резюмируя, можно отметить, что Ответчиком не было представлено убедительных доказательств обоснованности превышения дефицита бюджета и предельной величины госдолга – наличия соответствующих расходов в законе о бюджете на 2021 год. Ответчик должен был использовать все имеющиеся доводы в поддержку своей правоты в рамках судебного процесса. Но суд не счел представленные доводы убедительными и принял решение признать закон о бюджете на 2021 год не действующим со дня вступления решения суда в законную силу. Решение может быть обжаловано в Пятый апелляционный суд общей юрисдикции через Верховный Суд Республики Хакасия в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме (2 апреля 2021 года).

Можно предположить дальнейшее развитие событий – в конце апреля будет подана апелляция, рассмотрение которой займет примерно два месяца, после чего решение вступит в силу. С учетом майских выходных это будет начало июля. С этого момента Закон о бюджете станет не действующим. Это прецедент в российской практике и предсказать все последствия на данный момент сложно. Наиболее очевидные риски – приостановка субсидий из федерального бюджета, проблемы с финансированием нацпроектов, с выплатой зарплат бюджетникам.

P.S. Судьей по делу является та же судья, что ведет дела по искам группы граждан о признании главы субъекта нарушившим закон (в рамках процедуры отзыва Главы Республики Хакасия).

Подписаться
Уведомление о
1 Комментарий
старее
новее большинство голосов
Inline Feedbacks
View all comments
Людмила
15 дней назад

Валентин и его народное правительство опять опозорились, вот что значит губернатор без опыта.