Положение в Хакасии на сегодняшний день сложное. Задержки зарплаты и авансов оптимизма населению не внушают. Становится ясно, что действующая власть республики, как исполнительная, так и законодательная, со своими обязанностями в части улучшения жизни граждан не справляется. Что делать? Извечный российский вопрос, на который, к большому сожалению, часто применяется примитивный разрушительный лозунг – отнять и поделить.

Под занавес минувшей рабочей недели, портал парламента Хакасии сообщил, что «на 25-й сессии республиканского парламента депутатский корпус большинством голосов принял постановление и направил его в адрес Государственной Думы РФ. Законодательную инициативу подготовили члены Президиума Владимир Штыгашев, Юрий Шпигальских и Олег Иванов. Законопроектом предлагается ставку на налог на добычу полезных ископаемых увеличить в 20 раз, с 24 рублей до 480 рублей за 1 тонну добытого угля».

Веет в этом заявлении неким революционным духом того, как наполнить дырявый бюджет Хакасии. Не снять премии членам правительства, не отказаться от повышения обеспечения парламента и самого спикера Верховного Совета, а просто у кого-нибудь что-нибудь забрать. Сделать заявление всегда легко, но сразу возникает вопрос: а озаботились ли эти профессиональные законотворцы элементарным экономическим обоснованием предложения, и не в перспективе «взять деньги на один день да гульнуть», а в перспективе жизни региона на ближайшие годы? Приведу свой взгляд на проблему, который созвучен со многими аналитическими исследованиями и мнениями бизнес-структур.

Аргумент первый: о несостоятельности поднятия НДПИ до 480 рублей.

Хотя выручка предприятий – это коммерческая тайна, сразу отмечу, что законодатели обладают не совсем верной информацией по величине НДПИ в Хакасии. На сегодня он составляет 33,16 рубля, а не 24, как указано в документе.

В популярном ныне для Хакасии табличном стиле, приведу вам пример расчетов. Возьму условную, но на основе баз данных ЦДУ ТЭК по Республике Хакасия за 2020 год и январь 2021 года цифру добычи угля в 5 млн тонн.

Первый столбик таблицы показывает существующую систему применения НДПИ, а именно 33,16 рублей с тонны. Что мы видим? Есть прибыль, без которой в принципе не может не работать ни одно предприятие, и хоть прибыль не заоблачная – 23%, но жить можно.

При росте ставки НДПИ, как предложила троица – председатель парламента Владимир Штыгашев, заместитель Юрий Шпигальских и председатель бюджетного комитета Олег Иванов, – до 480 рублей предприятия сразу становятся убыточными, и это очень наглядно показывает второй столбик таблицы.

Итог: рост ставки НДПИ для угольщиков Хакасии при действующей цене на энергетический уголь приведет не только к снижению рентабельности производства, налога на прибыль, но и вообще к убыточности деятельности, а в дальнейшем к остановке предприятий.

Что такое нерентабельность предприятия? Простыми словами – это закрытие и его ликвидация. Как это может отразиться на Хакасии? В угольной отрасли Хакасии заняты порядка 15 тысяч человек. Если учесть, что уровень заработных плат у угольщиков выше среднего и зачастую они кормят всю семью, то закрытие предприятий в связи с непомерным поднятием налога лишит дохода примерно 30 тысяч граждан Хакасии. Цифра внушительная, особенно если учесть, что наше регион не густонаселенный и 30 000 жителей это около 10% от наиболее активного населения.

За сухими словами о закрытии предприятий будут стоять: недополучение НДФЛ и взносов в фонды социального страхования, увеличение расходов бюджета на выплаты пособий по безработице и, как следствие, общее ухудшение социально-экономической обстановки. Не стоит забывать, что к угольной отрасли привязаны ещё и смежники и в целом малый бизнес, который крутится за счёт денежного потока внутри республики, который проходит именно через угольную промышленность. То есть картина будет обратно пропорциональна популистским заявлениям о поднятии НДПИ: вместо улучшения – резкое ухудшение.

Очень чёткое определение по этому поводу дали в Российском союзе промышленников и предпринимателей (РСПП): «Дополнительный рост фискальной нагрузки вместо механизмов долгосрочной стабильности и государственной поддержки несет высокие экономические и социальные риски для регионов, вплоть до закрытия предприятий, сокращения рабочих мест, снижения программ корпоративной социальной ответственности и благотворительности».

Аргумент второй: цены вырастут.

Приведу ещё одну таблицу, в которой буду исходить из того, что предприятия на закрытие не пойдут, а подстроятся к повышенному налогу за счёт увеличения своей маржинальности. Возьмем за точку отсчёта примерный уровень доходности, позволяющий предприятию работать и даже немного развиваться, пусть это будет цифра в 21% рентабельности. Так, при предполагаемом увеличении ставки НДПИ до 480 руб./т рост цен должен составлять на условиях FCA (другими словами – обязательства поставки товара до покупателя) порядка 1930 руб./т, что будет на 38% выше уровня действующих цен.

Цифры в таблице, как и в первом случае, очень показательны. Первый столбец ещё раз демонстрирует убыточность производства при поднятии ставки почти в 15 раз, а второй выделяет среднюю отпускную цену. В итоге, для того, чтобы сохранить производство, произойдет рост цен на уголь на 38% для обеспечения ставки НДПИ на уровне 480 руб./т. Если популисты и могут считать, что это приведет к пополнению бюджета, то реальность намного прагматичнее. В итоге заплатят за такое решение не производственники, а жители Хакасии своим кошельком. Поднятие ставки приведет к росту цен на энергоносители, а это в свою очередь отразится на каждой категории населения в росте цен на продукты и тарифы ЖКХ как минимум на 40% – 50%. Вот и вся арифметика. Отнять-то можно, но вот будет ли что делить после этого – большой вопрос.

Напомню очень поучительный пример из истории России. После революции 1917 года воодушевленные примитивностью лозунга «отобрать и поделить» бедняки пришли в дома зажиточных крестьян и попросту их расстреляли, присвоив себе их хозяйства. Очень быстро был истреблен класс хозяйственников, которые реально производили и выращивали урожай. Трагичность ситуации заключалась в том, что в своем большинстве бедняки, которые расстреливали кулаков и буржуа, сами были либо лентяями, либо совсем не обладали навыками производства. В итоге отобранные накопления класса хозяйственников быстро закончились, а страна погрузилась в страшный голод. Тогда основоположники социалистической теории признали свою чудовищную ошибку в упрощении экономической модели и Ленин призвал к НЭПу (новой экономической политике), когда ещё уцелевших предпринимателей и хозяйственников упрашивали вернуться в жизнь страны, а Бухарин сказал свою знаменитую фразу о том, что «к социализму надо двигаться черепашьим шагом».

Аргумент третий: против ветра.

Как бы ни хотелось отдельным личностям сделать идею поднятия НДПИ уникальной и революционной, она далеко не нова. Предложение по увеличению ставок по НДПИ рассматривалось еще в марте 2020 года, когда Минфин опубликовал на сайте правовых актов проект поправок в Налоговый кодекс, который, в частности, вводил «прогрессивный НДПИ» для угольной отрасли.

Законопроект Минфина предусматривал, что эти ставки увеличиваются на специальный коэффициент, характеризующий динамику мировых цен угля. Цену отсечения предлагалось установить на уровне 8840 рублей за тонну для антрацита, 8125 руб. для коксующегося угля, 2275 руб. для бурого и 4485 руб. для угля кроме антрацита, коксующегося и бурого.

В конце мая эту норму законопроекта публично раскритиковали угольщики Кузбасса, лидеры по добыче угля в России, и 30 июня Минфин РФ отказался от идеи введения механизма, призванного перераспределить в пользу бюджета часть доходов угледобывающей промышленности. При этом надо отметить, что вопрос был проработан досконально и всестороннее, так что Хакасия не открыла Америку, и крайне наивно думать, что сейчас же все ради неё поменяют, да ещё и без серьезного экономического обоснования (по крайней мере таковой не представлен общественности).

В целом же, вспоминая примеры начала ХХ столетия России и явные нестыковки современности, приходится констатировать, что многие уроки истории так и не усвоены. Политики, в жажде хоть как-то понравиться населению, вкидывают в повестку громкие идеи, которые помимо их экономической необоснованности противоречат им же самим.

Аргумент четвёртый: Парадоксы в РИПах.

Где логика хакасских законодателей в поднятии НДПИ для угольной промышленности, когда те же самые люди в прошлом году ввели РИПы, то есть льготы, благодаря которым НДПИ для нескольких компаний стал равен нулю!

С одной стороны, очень бы хотелось сравнить эту троицу, предложившую многократное повышение налога, даже не с социалистами начала 20 века, а с троицей из фильмов Леонида Гайдая, но все же оставлю место для корректности и предположу, что здравый смысл в этих людях есть. Возможно, что этот смысл просто работает очень избирательно и аффилированно. Одним налог ноль, а другим поднять почти в 15 раз – сама по себе такая постановка вопроса должна заинтересовать надзорные органы, к примеру, антимонопольщиков, так как прослеживается выстраивание заведомо неравных условий конкуренции для ведения бизнеса. Но если и убрать подозрения в аффилированности, а предположить, что в головах депутатов есть благие намерения и желание направить Хакасию общим курсом к инвестиционной привлекательности для всех компаний, то противоречие заявления о поднятии НДПИ все равно не снимается. Приведу в пример ещё одно высказывание бизнес-сообщества повысив ставки НДПИ, власти запускают кампанию по снижению инвестиционных планов как раз на тот самый уровень, на какой увеличен НДПИ. Налоговая нагрузка приведёт к массовым отказам от разработки новых месторождений или переносам сроков начала их эксплуатации. Под угрозой окажутся и уже принятые инвестиционные решения, поскольку в сложившихся условиях на их реализацию не окажется средств. В результате регионы не смогут создавать новые рабочие места, будут вынуждены сокращать действующие, ряд компаний вообще может закрыться, а в перспективе регионы столкнутся с отсутствием дополнительной продукции и налогов, а также недофинансированием ряда социальных и инфраструктурных программ.

Хотя, может, мы многого желаем от народных избранников: чтобы они использовали экономические обоснования, по-полочкам раскладывали состоятельность своей концепции, действительно заботились о пополнении кошелька жителя республики? а не собственного? Если уж избрали на эмоциях лицо, занимающее пост главы республики, не выполняющее своих обещаний и ведущее к экономическому коллапсу, то вероятно, что дурной пример гораздо заразительнее хорошего. Остаётся желать, чтобы власть республики сменилась с популистической на хозяйственную, и как можно скорее, тогда и поводов для споров о пустых и несостоятельных заявлениях станет гораздо меньше.

Александр Мяхар

Для справки:

Вся налоговая система в РФ практически укладывается сегодня в один основной документ – Налоговый Кодекс РФ.

На сегодняшний день в РФ существуют следующие налоги:

Федеральные (т.е. действуют одинаково на территории всей страны):

  • налог на добавленную стоимость (НДС);
  • акцизы;
  • налог на доходы физических лиц (НДФЛ);
  • единый социальный налог (ЕСН);
  • налог на прибыль (НП);
  • налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ);
  • водный налог;
  • сборы за пользование объектами животного мира и объектами водных ресурсов;
  • государственная пошлина.

Региональные налоги

  • налог на имущество организаций (НИ);
  • налог на игорный бизнес;
  • транспортный налог (ТН).

Местные налоги

  • земельный налог;
  • налог на имущество физических лиц.

НДПИ

Налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) — прямой федеральный налог, взимаемый с недропользователей. Регулируется главой 26 Налогового кодекса РФ (введена Федеральным законом от 24.07.2002 N 104-ФЗ). Одновременно были отменены действовавшие ранее отчисления на воспроизводство минерально-сырьевой базы и некоторые платежи за пользование недрами.

В РФ плательщиками налога являются Организации и индивидуальные предприниматели, осуществляющие добычу полезных ископаемых на основании лицензии на право пользования недрами.

Объектом налогообложения являются полезные ископаемые, добытые из недр на территории РФ.

Особенности налогообложения добычи угля

Налоговая ставка – специфическая, исчисляется в рублях за 1 тонну в зависимости от вида (антрацит, угль коксующийся, угль бурый и иной уголь).

Сейчас угольщики платят фиксированный НДПИ: 47 руб. за 1 тонну антрацита, 57 руб. за тонну коксующегося угля, 11 руб. – бурого, 24 руб. – за остальные виды угля.

Ставки налога корректируются на:

  • коэффициенты-дефляторы, устанавливаемые по каждому виду угля, ежеквартально на каждый следующий квартал, и учитывающие изменение цен на уголь в РФ за предыдущий квартал;
  • коэффициенты-дефляторы, которые применялись ранее.

Иными словами, уже сейчас цены на уголь влияют на показатель НДПИ.

Статьей 343.1 НК РФ предусмотрено уменьшение налога, исчисленного при добыче угля, на расходы, связанные с обеспечением безопасных условий и охраны труда. В соответствии с Главой 26 НК РФ предельная величина налогового вычета рассчитывается налогоплательщиком самостоятельно как произведение суммы налога, исчисленного при добыче угля на каждом участке недр, и коэффициента Кт, определяемого в соответствии со статьей 343.1 НК РФ.

Значение коэффициента Кт устанавливается в принятой налогоплательщиком учетной политике и не может превышать 0,3 – ОБЩЕСТВОМ НЕ ПРИМЕНЯЕТСЯ.

Важный момент заключается и в способе взимания налога. Налогооблагаемой базой считается тонна добытого угля без учета издержек на ее получение. Это означает, что по мере выработки месторождений влияние НДПИ на результаты компаний будет усиливаться, что в конечном счете может привести к замедлению объемов добычи.

Подписаться
Уведомление о
3 комментариев
старее
новее большинство голосов
Inline Feedbacks
View all comments
Дмитрий
1 месяц назад

Да не проработанный проект федералы не пропустят, просто посмеются, так что Альбертыч-80 тыс. просто угробит этот проект

Александр
1 месяц назад

Может они хотят себя перед осенними выборами показать? Типа они такие молодцы, на угольную промышленность могу надавить.
Или второй вариант, запросили в 20 раз, а согласую всего в 2 раза – и это будет их победа. И деньги в бюджет поступают – можно з/п себе любимым в 10 раз поднять и премии за отличную госслужбу выписать, ну и что останется от поступлений разделить.

Юля
1 месяц назад

Два года никаких поползновений в сторону угольщиков, а тут решили налог поднять, наврятли идея пройдет, на это и расчитывает народное правительство, а потом ныть будут, что им работать мешают