Кандидат исторических наук Станислав Угдыжеков, стоявший у истоков самой первой версии Общественной палаты Хакасии, рассказал, для чего этот орган создавался и во что превратился.

***

«Решения, принятые вами сегодня, во многом определят деятельность Общественной палаты на ближайшие годы… Особое внимание прошу вас уделить общественному контролю за деятельностью исполнительных органов власти. Я надеюсь, что совместными усилиями нам удастся вернуть доверие жителей к органам власти в целом»

Коновалов О.В. (22 ноября 2018 г.)

Иногда мы все сожалеем о содеянном. Вот и я, вспоминая конец 90-х годов, с грустью думаю, что мог и не умножать сущностей. Работал я тогда молодым чиновником Серого дома. Отправился в своеобразное этнографическое путешествие к диким племенам к его обитателям, изучать жизнь, быт и нравы. Был кризис, дефолт, бухтели профсоюзы. Нужна была площадка для взаимодействия власти и общественных объединений. И однажды мне дали ответственное задание – создать и организовать Общественную палату Республики Хакасия. Я человек ответственный, сел и написал положение, а также проект соглашения о сотрудничестве, которое подписали в драмтеатре: от правительства – Лебедь, от общественности – человек 40 представителей профсоюзов, культурных центров и др. Какую-то деятельность конкретную деятельность не припоминаю, главное, что можно было ссылаться на соглашение, чтобы общественные организации могли обращаться за финансовой помощью, получать доступ к документам, получать помещения и т.п.

Смотрю сейчас с ужасом на дело рук своих. Общественная палата РХ теперь – какой-то привластный орган, занимает помещения в правительственном задании. Есть зал заседаний, есть приемная. Для его обслуживания создано целое Государственное казенное учреждение Республики Хакасия «Аппарат Общественной палаты Республики Хакасия». Назначен и руководитель – Селькина Ирина Ивановна. Есть и пресс-служба. Приятно, что моя деятельность два десятилетия назад ныне привела к созданию высоко квалифицированных рабочих мест. Но как налогоплательщику мне интересно – во сколько обходится нам деятельность этой госорганизации? Сколько народу кормится на ниве «общественной работы»? Может быть, знающие люди, тот же Евгений Мамаев, покажут объем госрасходов на эту казенщину? Да и пора проверить эффективность траты народных денег на «лучших людей города», как называют такую организованную общественность в фильме «Убить дракона». Помните? «Это не народ. Это хуже народа! Это лучшие люди города!»

Задачи у этих казенных общественников имитационные. Они – служащие и не являются частью гражданского общества, а лишь изображают его представителей. Ибо назначаются государством в учрежденную государством же «общественную палату».

У них, кстати, есть сайт. Подозреваю, что его я тоже оплатил своими налогами. Там даже выложен план мероприятий на месяц. На один – ноябрь 2020 г. Обозначены милые мероприятия – день рождения члена палаты Санниковой, день рождения члена палаты Котельникова и др. Работают люди, нечего даже сомневаться.

Есть и более серьезные мероприятия, конечно. Общественники-стахановцы ответственно трудятся на благо граждан. Например, помните – год назад палата развивала бурную деятельность о переименовании аэропорта Абакана. Ничего не вышло и гудок ушел в пар. Было много смешных мемасиков в интернете. Например, шутка по поводу дальнейшей реконструкции аэропорта «Пулково» в связи с присвоением ему имени Федора Достоевского:

«Поступило предложение по названию для залов: общий зал “Униженные и оскорбленные”, бизнес-зал “Бесы”, отсек для опоздавших: “Идиот”, зона досмотра: “Преступление и наказание”».

Данная инициатива – отголосок кампанейщины по «переименованию» аэропортов страны трехлетней давности. Этот забавный креатив давно отставленного министра культуры Мединского. Дело в том, что в России уже существует своя топонимическая традиция наименования аэропортов – не по личным именам, а по топонимам: Пулково, Шереметьево, Емельяново и др. Коновалов в свое время предложил назвать аэропорт именем Тихонова. В данном случае считаем, что не очень адекватно называть гражданский объект – мирный аэропорт именем военного летчика-бомбардировщика. В Абакане сделано немало для увековечения памяти Василия Тихонова. Но периодически возникают новости такого рода: похищение бронзового бюста летчика, ненадлежащее содержание могилы. Вот над чем было бы правильно сосредоточиться в преддверии 76-летия Победы.

И вдруг неделю назад случился «день сурка». Неугомонная общественная палата опять хочет как-то переназвать аэропорт Абакана. Там принято положение о присвоение имени, четырёхступенная система отбора. Будет кипеть работа по улучшению жизни народа! Бессонные ночи комиссии и удвоенное количество заседаний, несомненно, дадут блестящий результат в столь важном мероприятии. Правда, при чем тут взаимодействие общества и государства? Хотелось бы надеяться, что инициативы, вызывающие неоднозначную реакцию в обществе, не будут запоздало подхватываться общественными организациями со своими насущными задачами.

Аппарат, компенсации, представительность – все это атрибуты уже имеющегося представительного органа – Верховного Совета РХ. Может, слуги народа – депутаты – будут более эффективно работать? Тогда и не надо будет делать картонные декорации гражданского общества наподобие общественной палаты РХ. Да и тратить дополнительные средства из дырявой мошны Хакасии на бессмысленную деятельность крайне специфических структур. Если в этой системе имитационный даже парламент, так почему бы структурам гражданского общества не быть имитационными?

Власти Хакасии нежные и пушистые, поэтому обустраивают зону своего комфорта: сами себе придумывают воображаемое гражданское общество и пытаются с ним наладить отношения с помощью квази-общественных структур. Эта модель совершенно неработоспособна, она не имеет отношения к собственно гражданскому обществу. Степень ее эффективности такова, что никто не слышал о результатах работы общественной палаты: чтобы она когда-то кого-то защитила, кому-то помогла. Например, члены сообщества «Живая Хакасия» в ФБ обращались единожды с просьбой предоставить помещение, чтобы собраться. Естественно им отказали, а впоследствии предпринимали попытки навредить сообществу.

Оттягивая свой конец, политическая конфигурация в Хакасии использует старые и неэффективные приемы. Идет строительство воздушных замков, наподобие вот таких палат. Однако повисание в воздухе заставляет искать опору. История показывает, что зачастую, утратив контроль над народом и медиа, власть прибегает к последнему доводу – репрессиям. Если не на что больше опереться, за неимением лучшего – опора на тайную полицию и агентуру. Боюсь, что такие структуры существуют и в распоряжении главы Хакасии. Уж слишком много в его окружении якобы бывших оперативников различных служб. Яркий пример тому – недавно задержанный Гаранин, провоцировавший взятку. 26-летний советник вскормлен был чекистскими структурами. Ну и образ действий: в качестве репрессивных мер весь прошлый год происходило давление на экоактивистов, журналистов и блогеров. Были даже созданы проскрипционные списки с указанием адресов и других персональных данных обычных жителей Хакасии.

Почему-то слабое внимание СМИ было обращено на то обстоятельство, что создание таких списков предполагает профессиональную оперативно-розыскную деятельность, слежку и работу с агентами. Абсолютно незаконное вторжение в частную жизнь граждан налицо. Следовало ожидать и провокаций со стороны агентуры. И они таки последовали, и многие испытали их на себе. Почувствовал их лидер народного фронта в РХ – Евгений Мамаев, который неоднократно и доказательно, крайне корректно критиковал деятельность правительства РХ.

В Хакасии есть традиция: если кто-то не нравится властям, то те спускают с поводка подконтрольные им так называемые общественные организации. Выглядит это немного смешно. Вспомните, как решительно боролись с Коноваловым во время выборов те же самопровозглашенные «хакасские старейшины» или различные женские лиги. А ныне они не менее решительно борются за Коновалова. Так что делайте выводы о степени преданности принципам ручных общественников.

«Элита» республики по-прежнему расколота, и слава богу – нет сверхконцентрации власти, есть оппозиция и критика. Лояльные СМИ теряют авторитет, количество просмотров и соответственно деньги. Т.е. идут процессы вполне здоровые и естественные: новое усиливается, старое уходит.

Станислав Угдыжеков

Подписаться
Уведомление о
1 Комментарий
старее
новее большинство голосов
Inline Feedbacks
View all comments
Влад
9 дней назад

То что Общественная палата бесполезный и даже вредный придаток в Хакасии, это правда