Слушания в Госдуме: в стране «ползучий государственный переворот», а будущее — за популистской партией.

«Путин однажды сказал, что после ухода с поста президента возглавит оппозиционную партию. Не удивлюсь, если так и будет!» — предположил политконсультант Евгений Минченко по итогам слушаний в Госдуме о необходимости скорейшей трансформации партийно-политической системы РФ. О том, кто формирует кадровую скамейку накануне транзита власти и почему итоги следующих выборов могут оказаться сенсационными, — в репортаже «БИЗНЕС Online».

«В 2021–2024 ГОДАХ НАС ЖДЕТ ПЕРЕЗАГРУЗКА ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ. ВОПРОС: НАСКОЛЬКО ОНА БУДЕТ СЕРЬЕЗНОЙ?»

Запрос на перемены, которым, словно грозой, наполнена в последнее время политическая атмосфера России, уловила даже Государственная Дума. В минувший четверг здесь, в малом зале, при полном аншлаге состоялись открытые экспертные слушания по теме «Трансформация партийно-политической системы России: ответ на современные вызовы».

Инициировал дискуссию председатель «Справедливой России» Сергей Миронов, а с основным докладом выступил президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг» Евгений Минченко. Собственно, именно его исследования и натолкнули организаторов на попытку завязать серьезный разговор о том, куда должна двигаться российская партийная система. Еще в прошлом году автор «элитных раскладов» по схеме «Политбюро 2.0» довольно лестно предсказывал, что у справороссов, несмотря на весьма скромные нынешние рейтинги, есть шансы поправить свое положение и в перспективе занять более серьезную нишу и даже стать основой для новой политической силы, которая будет отвечать современным электоральным запросам.

Но прежде чем дать слово основному оратору, Миронов на правах модератора сделал реверанс в адрес президента РФ Владимира Путина, вспомнив, что 18 лет назад один из первых законопроектов, внесенных им в Госдуму, касался парламентских партий. Экс-глава Совета Федерации, который раньше позволял себе некую оппозиционность, никак не оценил законотворчество президента, добавив лишь, что «нет предела совершенству». А затем обозначил три главных современных вызова для партийной системы: снижение доверия ко всем институтам власти, кризис идеологии и необходимость обеспечения конкурентности. Из этого он заключил, что пора менять как минимум 13-ю статью Конституции (об идеологическом многообразии — прим. ред.) и возвращаться к процедуре создания блоков для участия в выборах.

Минченко сразу же дал характеристики новой политической реальности, о чем неоднократно говорил еще с 2014 года. В первую очередь это антиистеблишментная волна. «В условиях прозрачности информационных потоков люди имеют возможность наблюдать элиты практически 24 часа в сутки 7 дней в неделю. И когда они видят элиту вблизи со всеми плюсами и минусами (а минусов оказывается гораздо больше, чем можно было бы ожидать) возникает вопрос: а на каком основании эти люди нами вообще управляют?» — традиционно энергично начал Минченко и добавил, что чем прозрачнее и доступнее будут информационные потоки, тем сложнее элитам будет доказывать свое право на управление. Если еще два года назад основным инструментом влияния на поведение избирателей было телевидение, то теперь номер один — интернет в совокупности своих коммуникационных каналов. В условиях этой среды возникает запрос на подлинность, или, что называется, «на новую искренность», а время формальных лидеров проходит. «Параллельно развиваются специфические процессы в верхнем слое правящей элиты с учетом того, что в 2021–2024 годах нас ждет перезагрузка системы. Вопрос: насколько она будет серьезной? Но уже все более активно разворачивается борьба за рынки и ресурсы, от которой страдают в основном малые и средние игроки. И не только политические партии, но и конкретные группы борются за то, чтобы продвинуть своих людей на губернаторские посты. Для того, чтобы сформировать свою кадровую скамейку для будущего транзита», — отметил политолог. По его словам, в результате этой новой политической реальности, на которую накладывается реальность информационная, мы и получили то, что называется Brexit-эффектом, когда совершенно неожиданно в ряде регионов проигрывают представители правящей партии.

Исследования Евгения Минченко натолкнули организаторов на попытку завязать серьезный разговор о том, куда должна двигаться российская партийная система
Исследования Евгения Минченко натолкнули организаторов на попытку завязать серьезный разговор о том, куда должна двигаться российская партийная система

«ЕСЛИ ПОЛИТИК ЖАЛУЕТСЯ, ЧТО ЕГО НЕ ПУСКАЮТ НА ТЕЛЕВИДЕНИЕ, Я ГОВОРЮ: «ДОРОГОЙ ДРУГ, ТЫ ПРОФНЕПРИГОДЕН»

То, что антиистеблишментная волна, начавшаяся на Западе,  докатилась до нас, подтверждает и статистика. По данным социологов, 42% опрошенных не в состоянии назвать партию, которая выражает их интересы, 72% недовольны партийной системой в целом, а 28% уверены, что партии выражают в первую очередь интересы богатых людей и олигархов. Так чего же люди хотят? У Минченко, конечно же, есть на это ответ: чтобы партия была народной и выдвигала на выборы простых людей. В то же время во всем мире правящий истеблишмент старается не дать развернуться «дракону популизма», используя базовые приемы противостояния антиистеблишментным силам, хотя одна из этих технологий заключается в том, чтобы «самому стать драконом»: в этом случае власть перехватывает популистскую повестку. «Мы сегодня видим, что и Владимир Путин пользуется этой технологией на протяжении последних лет, используя античиновничью риторику. И Олег Кожемяко также использовал эту стратегию. Но она имеет свои ограничения. Если часто к ней прибегать, то это повлечет серьезные трансформации режима», — уверен глава «Минченко консалтинг».

По оценке политолога, сегодня в России большое антиистеблишментное поле, которое не захвачено никем. КПРФ и ЛДПР, несмотря на то, что они стали основными бенефициарами последних губернаторских выборов, на поддержку протестного электората претендовать не могут — значительная часть избирателей воспринимает эту «парламентскую оппозицию» как часть правящего класса. В такой ситуации существует три сценария заполнения свободного поля. В первом случае можно поменять законодательство о выборах и создать новую политическую силу в формате блока. Это позволит осуществить ребрендинг партии власти и сформировать левопопулистский проект — такой же успешный, каким в 2003 году был проект на основе «Родины». Еще один вариант — перезапуск нового антиистеблишментного проекта на базе «Справедливой России» и ее союзников. Третий же сценарий, как выразился Минченко, грустный и жесткий: «Если не произойдет перезагрузки политической системы, то мы можем скатиться в ситуацию, когда электоральные способы выпуска пара будут исчерпаны. И есть высокий риск перехода к неэлекторальным формам политической борьбы». То есть из-за деградации политического предложения и на фоне непопулярной и невлиятельной «транзитной Думы», люди могут выйти на митинги протеста.

Чтобы избежать негативного развития событий, Минченко дал рецепт из нескольких советов, но заранее оговорился, что не хочет «выступать в роли бесплатного консультанта нового политического проекта, если он возникнет». По его словам, сегодня, когда любые слова политического языка «как стершиеся монетки потеряли свою цену», образ важнее слов, а диалог важнее монолога. И посоветовал создавать собственные каналы коммуникации. «Когда ко мне приходят какие-то политики и жалуются: „Вот, меня не пускают на телевидение“, — я говорю: „Знаешь что, дорогой друг, ты профнепригоден!“ Потому что сегодня мы находимся в эпохе, когда политик сам создает свои средства массовой коммуникации. „Твиттер“ Трампа оказался дубиной покруче, чем очень многие либеральные средства массой информации США. Прямая трансляция в „Фейсбуке“, например, излюбленный метод недавно избранного премьер-министра Армении Никола Пашиняна. Там средства массовой информации уже с ума сходят. А Пашинян  им говорит: „Вы мне не нужны, я людям все расскажу через „Фейсбук“, через прямую трансляцию“. Он идет на работу и раз в неделю общается с людьми и по дороге рассказывает в камеру, что собирается сегодня делать и что они сделали за неделю. Поэтому создавайте свои собственные каналы коммуникации, делайте их популярными, интересными по содержанию. А люди будут это смотреть только в том случае, если у вас будет целостность роли, образа, содержания, манеры подачи и стиля реагирования», — позитивно резюмировал Минченко, уже давно съевший собаку на семинарах по подготовке современных политиков, чиновников и лоббистов.

Валерий Соловей отметил, что до 2017 года партийная система РФ, несмотря на все претензии к ней, вполне соответствовала базовому запросу общества на стабильность
Валерий Соловей отметил, что до 2017 года партийная система РФ, несмотря на все претензии к ней, вполне соответствовала базовому запросу общества на стабильность
Фото: Антон Денисов, РИА «Новости»

«ВЫСТУПЛЕНИЕ ПРОТИВ ИСТЕБЛИШМЕНТА — ЭТО ВЫСТУПЛЕНИЕ В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ ПРОТИВ ЧИНОВНИКОВ, А НЕ ПРОТИВ ОЛИГАРХОВ»

Завкафедрой по связям с общественностью МГИМО Валерий Соловей (его костюм украшал неизменный галстук-бабочка, диссонирующий с парламентской модой) в своей обычной, несколько назидательной манере отметил, что до 2017 года партийная система РФ, несмотря на все претензии к ней, вполне соответствовала базовому запросу общества на стабильность. Но с 2018 года ситуация начала кардинально меняться. Тогда стал появляться новый запрос — отрицание статус-кво и желание перемен. «Падение рейтингов всех политических институтов напрямую относится и к партийной системе. Однако люди прекрасно знают, чего не хотят, и гораздо хуже знают, чего они хотят, то есть каков запрос на перемены. Тем не менее некоторые вещи становятся все более очевидными», — рассудил Валерий Дмитриевич и в первую очередь отметил снижение запроса на патриотизм. При этом левый запрос, о чем очень много сейчас говорят, как признался эксперт, ему не очень понятен. «Я вижу запрос на социальную ненависть, желание отомстить истеблишменту. Но я не вижу стремления ни к солидарности, ни к социальной справедливости. Выступление против истеблишмента — это выступление в первую очередь против чиновников, а не против олигархов. Очень многие хотели бы быть на месте олигархов», — считает Соловей. По-своему он видит и запрос на справедливость. Он заключается в моральном достоинстве и равенстве перед законом. То есть справедливость не социальная, а процессуальная. «Можно ли этот запрос назвать либеральным? Не уверен, — продолжил Соловей. —  Думаю, его скорее можно было бы назвать общечеловеческим. Какие из этого следуют выводы? По крайней мере два. Будущее за популистской партией, которая поднимет знамя борьбы с истеблишментом. Какова будет ее позитивная повестка? Никакого значения не имеет. Она должна будет сказать только это: „Я обещаю вам справедливость, вы все равны перед законом, вы все вернете себе человеческое достоинство“». Впрочем, эксперт не уверен, что люди поверят и такой партии, потому что люди голосуют не за программы. «Без кардинального обновления модельного ряда, ребрендинга партии не поверят, — отрезал Соловей и по-библейски изрек. — Нельзя влить новое вино в старые мехи». Затем он отослал присутствующих к словам «великого Чарльза Дарвина о эволюции»: «Выживает не сильнейший, выживает не самый большой и даже не самый умный. Выживает самый гибкий и готовый быстро реагировать на перемены». Но и на этой мудрости он не остановился и припомнил великого китайца Лао-цзы, который за 2 тыс. лет до Дарвина сказал: «Все в этом мире меняется, кроме высшей глупости и высшей мудрости». «Поскольку партийная российская система явно не вершина мудрости, у нее есть только один шанс выжить — это кардинально измениться», — поставил свой диагноз профессор.

Президент российской ассоциации политических консультантов Алексей Куртов согласился с тем, что трансформация политического поля необходима и неизбежна. «К сожалению, все, и особенно парламентские партии, в глазах избирателей слились в некое одно пятно, в котором очень сложно выделить что-то. Единственная партия, которую могут отличить, это коммунисты. И то только потому, что есть название, к которому привыкли. А когда мы пытались задать вопрос,  чем отличаются коммунисты от „Единой России“, оказалось, что различие на уровне двух-трех процентов», — констатировал Куртов. В то же время люди рассматривают партии с точки зрения социального лифта, хотя и считают, что все они одинаково неубедительны. Если же строить новую партию, которая могла бы занять лидирующие позиции, то, по мнению Куртова, надо действовать примерно так же, как в 1999 году формировалось движение «Единство». Тогда избиратели хотели видеть во власти людей, которые бы их защищали, которыми можно было гордиться и которые бы наводили порядок. В итоге в тройку лидеров вошли непобежденный чемпион, самый сильный человек планеты Александр Карелин, глава МЧС Сергей Шойгу как человек, который может прийти на помощь и спасти, и генерал милиции Александр Гуров. Против них ничего невозможно было сделать, и весь истеблишмент, собравшийся в движении «Отечество — Вся Россия», был обеспокоен победой «Единства». Впрочем, впоследствии они все слились, и в результате мы получили «Единую Россию». Ту самую партию власти, которая уже давно не отвечает запросам большинства.

Экспертные слушания состоялись  при полном аншлаге
Экспертные слушания состоялись  при полном аншлаге


«КАК ТОЛЬКО ДЕПУТАТЫ ЗАТРАГИВАЮТ ТЕМУ ДЕНЕГ, ЭТО СРАЗУ ХАЙП, СРАЗУ РЕЙТИНГИ, МЕДИЙНОСТЬ»

Экономист Никита Исаев, выйдя к трибуне, сразу же прыгнул с места в карьер и как на митинге заявил, что «страна сегодня находится в том месте, когда не кричать невозможно»: «Когда Евгений Минченко говорит о новой политической реальности — это уже отставание. Об этом надо было говорить, когда людей ударили мешком по голове прошлым летом и запустили те самые непопулярные политические реформы. А их уже с десяток. И теперь все считают девятые яйца», — напомнил как бы между прочим Исаев посленовогоднюю историю о том, как поставщики куриных яиц стали расфасовывать по девять яиц в упаковке, что неожиданно вызвало большой антиправительственный резонанс. Затем эксперт предположил, что «мы во внутриполитическом кризисе», а в политической системе, медийном пространстве и в общественной дискуссии — «абсолютное зазеркалье». Хотя, по мнению Исаева, никто не способен дать адекватного ответа на вопрос, где мы сейчас находимся и сможем ли мы спокойно дойти не то что до электорального цикла 2021–2024 годов, а до ближайшего единого дня голосования (в сентябре 2019 года — прим. ред.). Для этого, как он считает, нужна не просто трансформация или перезагрузка, а серьезная перенастройка политической системы в стране.

С удивительной речью выступил и член федерального совета «Партии Дела» Юрий Крупнов. Он сообщил, что их партия в региональных парламентах набирает от 10% и более за три-пять месяцев. «Никакой проблемы партийного поля не существует. Пустите настоящие партии в реальную политику и игру, и все будет интересно… Люди все понимают. В самых тяжелых депрессивных районах. Умные русские люди. Поэтому переформатировать надо только те партии, которые не способны делать политику, — заявил Крупнов и добавил совсем парадоксальное. — Политика — это не популизм, политика — это не грязное дело, политика — это самое чистое, важное дело». Но учитывая, что в зале сидели в основном слушатели, которые сами привыкли заниматься политикой, реакция была сдержанной и свелась к редким усмешкам.

По-своему оригинален был и руководитель консалтингового агентства «Бакстер-групп» Дмитрий Гусев. Он предложил повысить эффективность депутатов на примере того же «девятка яиц» и по мотивам собственного общения со священником. Но божий дар с яичницей он не попутал: «Я сегодня с утра с батюшкой в храме беседовал: „Вот такая ситуация, тут надо все менять“. Он меня послушал и говорит: „Ну ты с себя начни“. Я говорю: „Понятно, но вот такая ситуация“. А он опять: „Ты с себя-то начни, а дальше все поменяется“, — почти как на исповеди признался политтехнолог и обратился к собравшимся. — Вот тут собрались депутаты. Так что вам мешает начать с себя? И дальше все поменяется».

Затем Гусев перешел к конкретике и рассказал о том, что вместе с политологом Алексеем Мартыновым он делает рейтинг по «коэффициенту полезности депутатов Госдумы». Один из его параметров — медийность, то есть упоминаемость  в СМИ и интернете. «Когда мы получили данные, то посмотрели, за счет чего достигается эта медийность. Мы выяснили, что 70 процентов медийности никак не связано с депутатской деятельностью. Ведь депутаты люди публичные. Кто-то народные артисты, кто-то звезды спорта, кто-то общественники, кто-то „Матильду“ хочет запретить, кого-то журналистки упрекают в приставаниях в кабинетах, кого-то за коррупцию взяли. В общем медийности депутатам хватает, — заявил Гусев и продолжил. — Но мы обнаружили, что среди депутатов есть представители, у которых личная медийность на 99 процентов состоит из депутатской деятельности, например Яровая…»

Гусев также отметил, что основные темы депутатской медийности связаны с потребительской жизнью человека. «Как только депутаты затрагивают тему потребления, тему денег, это сразу хайп, сразу рейтинги, медийность и упоминаемость. Но таких тем депутаты себе на щит берут немного. У нас с Нового года самая рейтинговая тема в интернете — тема с  „девятком“ яиц. Обычный маркетинговый ход превратился в антиправительственный. И теперь вопрос — кто-нибудь из партий включился в эту тему? Кто-нибудь из депутатов встал на защиту людей и потребовал изменить ценник? Да никто не включился! Поэтому я призываю вас, товарищи-депутаты, идти в ногу со временем, брать самые хайповые темы, делать на этом свои рейтинги, и тогда, когда зайдет речь о реформе политической системы, вас здесь будет не парламентское меньшинство, а большинство и вы сможете менять политическую систему», — на мажорной ноте продекларировал Гусев.

Михаил Делягин назвал три фундаментальных фактора российской реальности, два из которых общемировые
Михаил Делягин назвал три фундаментальных фактора российской реальности, два из которых общемировые

«ПОСЛЕ ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРОВ ОГРОМНАЯ ЧАСТЬ ГОСУДАРСТВА ЗАНЯЛАСЬ ТЕМ, ЧТОБЫ СДЕЛАТЬ ЖИЗНЬ ЛЮДЕЙ НЕВЫНОСИМОЙ»

Научный руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин назвал три фундаментальных фактора российской реальности, два из которых общемировые. Во-первых, это информационная революция, которая делает нас абсолютно свободными. Политику не нужны медиа, и он может через соцсети обращаться к людям напрямую, и при минимальной эффективности каждый оказывается в поле воин. «Инструментов достаточно для того, чтобы обходиться без громоздких информационных структур. Но этот же институт делает нас крайне управляемыми, так как соцсети позволяют манипулировать поведением человека, который без всякого принуждения и с вероятностью в 90 процентов делает то, что от него требуется. И это происходит и в развитых обществах, и в неразвитых. И в США, и на Украине, и так далее», — заявил Делягин.

Вторая фундаментальная вещь, по словам политолога, состоит в ликвидации среднего класса. «И это базовая тенденция, которая скоро приведет к тому, что этого класса  не будет, — допустил Делягин. — А все институты исходят из наличия среднего класса. Даже пресловутая демократия. То есть вся общественная структура, не говоря о политической, летит в тартарары». Классический пример того, что происходит с общественным сознанием, — популизм, продолжил эксперт, а популизм сегодня — синоним демократии. Поэтому люди, которые говорят о недопустимости популизма, говорят о недопустимости демократии. Третья тенденция с российской спецификой — это «ползучий государственный переворот, который начался сразу после президентских выборов, когда огромная часть государства занялась тем, чтобы сделать жизнь людей невыносимой». И в моральном плане, и в психологическом, и в социальном.  По мнению Делягина, людей хотят вытолкнуть на улицу и готовят к майдану, а занимаются этим «либеральные ребята» в современном смысле слова. То есть не борцы за свободу, а те, кто считают, что государство должно служить финансовым спекулянтам, а не народу или стране. «Они хотят вернуться в 90-е годы, когда контролировали все. А для этого нужно свалить нынешнюю государственность, устроить нечто майдана и довести людей до такого состояния, как на Украине, когда им будет не жалко ни себя, ни своих детей, и они пойдут на улицу и снесут все», — как всегда радикально высказался Делягин. На его взгляд, происходящее сегодня — «это смысл социально-экономической политики государства». «Им помогают огромное количество первобытных людей, которые в результате сервильности стали начальством разного уровня и которые, увидев рейтинги прошлого года, решили, что могут строить первобытное, извините, общество. И они открыто говорят, что государство ничего не должно и рожать вас не просили», — напомнил глава Института проблем глобализации, а также добавил, что для обеспечения реформы политической системы «нужно глобальных спекулянтов разбавить силами, которые представляют страну». «Синтез ценностей — социальных, патриотических, демократических — наше общество выработало в начале нулевых годов. Приход Путина — выражение этого синтеза. Если этот синтез применять, то государству придется не властвовать, а служить обществу. У нас не успела прижиться двухпартийная система, которая агонизирует во всем мире, поэтому мы можем создать новую систему с меньшими потерями. И этот синтез — то, чем нам надо заниматься», — резюмировал Делягин.

Олег Шеин тоже присутствовал в зале и даже выходил к трибуне. Но его речь свелась в основном к перечислению и так известных цифр соцопросов
Олег Шеин тоже присутствовал в зале и даже выходил к трибуне. Но его речь свелась в основном к перечислению и так известных цифр соцопросов

«ЛЕВЫМ — НАЛЕВО, ПРАВЫМ — НАПРАВО. ИДЕОЛОГИЯ ЦЕНТРИЗМА БОЛЬШЕ РАБОТАТЬ ЯВНО НЕ БУДЕТ»

Директор фонда прогрессивной политики Олег Бондаренко также признал, что страна находится в преддверии большой перестройки. Крымский консенсус закончился, и «сейчас начали падать политические камни с неба», к которым система была не готова. «Для большинства населения экономика стала важнее политики. Приоритет социального запроса над общепатриотическим очевиден… Страна находится на пороге перестройки новой политической модели. Слово „перестройка“ очень негативные ассоциации вызывает. Но все основные партии, согласно опросам, в нынешнем виде себя исчерпали. И жизненно необходимо обновление в более европейском ключе: левым — налево, правым — направо. Идеология центризма больше работать явно не будет», — отметил эксперт.

Бондаренко также считает, что сегодня нормально быть популистом, просто нужно менять коннатацию. «Это слово [популист] больше не является оскорбительным. Если исходить из его истоков, это значит услышать те точки зрения, которые хочет услышать народ. Левый фланг сегодня наиболее перспективен, и его занимает в центре КПРФ, но есть еще много свободных ниш. Есть ниша социальных революционеров, ниша экологов, есть запрос на умеренных социал-демократов. На фоне падения популярности партии власти и в ожидании переформатирования левого фланга запрос на появление третьей силы мог бы выразиться в социал-популистах-консерваторах. Такой в 2003 году была партия „Родина“, и не надо ничего нового выдумывать. Мы помним, как выходила „Справедливая Россия“ с повесткой второй партии власти, но она не была реализована. Но и „Справедливой России“ нужно больше левизны. Простите, Сергей Михайлович, но у вас только товарищ Шеин из наиболее ярких левых ораторов выступает с этой повесткой», — попенял Миронову докладчик.

К слову, депутат Олег Шеин тоже присутствовал в зале и даже выходил к трибуне. Но его речь свелась в основном к перечислению и так известных цифр соцопросов. В общем, это явно был не его звездный час. Бондаренко тем временем вспомнил про перспективных молодых коммунистов Андрея Клычкова и Юрия Афонина, которые могут претендовать на лидерство в КПРФ. «Или будет найдет ответ на политический запрос, и все протестные настроения уйдут на избирательные участки, либо они уйдут на улицу», — согласился в итоге с Минченко Бондаренко.

Председатель партии «Родина» Алексей Журавлев признал, что если не начать трансформацию политического поля, то ее обязательно начнет кто-то другой. Новый партийный проект, по его мнению, может быть реакцией на ужесточение правил партийно-политической игры и отражать реальные интересы народа. «Мы за то, чтобы понять и осмыслить те процессы, которые сегодня происходят, и сделать что-то новое. Не надо думать, что это слияние, поглощение или объединение партий. С этим ничего не выйдет. Это должен быть осмысленный новый проект. Только в этом случае он будет иметь успех», — заключил Журавлев. А Миронов, подводя итог обсуждению, сказал, что результаты выборов в Госдуму в 2021 году «очень может быть, окажутся сенсационными». «И когда мы оглянемся назад, то поймем: отсчет этой сенсации начался сегодня в этом зале», — добавил лидер справороссов.

Тем временем главный спикер дискуссии — и, по сути, ее «виновник» — Минченко в своем Telegram-канале «Политбюро 2.0» (недавно ему исполнилось два года) уже после окончания слушаний написал: «Путин однажды сказал, что после ухода с поста президента возглавит оппозиционную партию. Не удивлюсь, если так и будет!»


3
Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Афоризм
Гость
Афоризм

Многа букаф. Но смысл не очень понятен, толи против Путина статья, толи против ЕР…толи против чего еще…

Тата
Гость
Тата

Недавно была статья, где говорилось, что тарифы для крупного бизнеса ниже чем у соседей. А тут уже опять про бизнес – тяжелая ноша.
Что, все таки решать проблемы нынешнего правительства Хакасии будет Зимин???На что Коновалов годен то? Только ленточки резать, да лицом в телевизоре светить?

Анатолий Сидоров
Участник
Анатолий Сидоров

Грузите апельсины бочками! Я в трансе от скопища таких именитых ораторов. Большинство уже примелькались, а некоторые рвут жилы, что помелькать. Читал, читал, читал….. А оказалось, что письмо экс-идеолога Суркова перевесило все ля-ля ораторов. Какие потрясения, господа? Переформатирование ЕР идет с нарастающей, ОНФ набирает силу. А карманные партейки, не буду называть тускнеют от выборов к выборам. Господин Миронов своими метаниями успокоил свою Партию…. Читайте басни Крылова, господа!