Ученый из Хакасии Дмитрий Маликов уже около 10 лет занимается изучением мамонтовой фауны Сибири. Его научные изыскания интересны не только для экспертов из России, но и зарубежья. К примеру, совсем недавно исследованиями Дмитрия Геннадьевича заинтересовались коллеги из Англии, где в одном из журналов вышли в свет четыре его публикации. В своих трудах автор подробно описал фрагмент черепа овцебыка, хранящийся в фондах Минусинского краеведческого музея.

Причем и для жителей Хакасии этот материал не менее ценен, поскольку в период оледенения эти древние гигантские животные обитали и на территории республики.

Поиск доказательств этих исторических событий имеет очень важный научный и бытовой смыслы. Так, практически всегда особый интерес ученых-исследователей привлекал период, когда обитали мамонты. В Хакасии и южных районах Красноярского края регулярно находят костные остатки этих древних животных, значительная часть которых вымерла в интервале от конца плейстоцена до начала голоцена, иначе говоря, от 10 до 15 тысяч лет назад. Среди них наиболее известны – шерстистые мамонт и носорог, пещерные львы и гиены, степной бизон, древние лошади, гигантский большерогий олень, сайга и др.

– Дмитрий Геннадьевич, когда вы увлеклись исследованиями, посвященными мамонтовой фауны Сибири?

– С 2011 года я занимаюсь исследованиями в данной области. Вообще палеонтология меня интересовала с детства. Хотя в отличие от своих сверстников мне никогда не нравились динозавры. Млекопитающие и их предки всегда привлекали гораздо больше. А впервые самостоятельно собрав палеонтологический материал, я понял, что мамонтовая фауна, именно те животные, которых мне бы хотелось изучать. Первым таким практическим опытом стали археологические раскопки – поиск останков представителей древнего животного мира на территории Красноярского водохранилища.

Фото pixabay.com

– Где вам удалось обнаружить первые фрагменты овцебыка?

– В 2014 году мне довелось поработать в фондах краеведческого музея им. Н.М. Мартьянова, где среди многочисленных останков млекопитающих я увидел череп овцебыка, найденный в окрестностях Минусинска еще в 1924 году. К сожалению, это вся информация. Но впервые эта находка упоминается в обобщающей работе выдающегося отечественного палеонтолога Веры Исааковны Громовой, посвящённой распространению этих древних животных в Северной Евразии.

Так, в ходе совместной работы с коллегами из Томска и Белфаста (Великобритания), мы изучили особенности морфологии и экологии этого животного, а также выяснили, когда именно оно обитало. Кроме этого нам удалось исследовать остатки овцебыка, найденного недалеко от Томска. Обе эти находки являются одними из самых южных находок данных животных. Результаты проделанной работы опубликованы в Русском териологическом журнале.

– Правда, что в период оледенения овцебыки обитали и на территории Хакасии?

Да, согласно данным полученным в нашем исследовании, на территории современной Хакасии и юга Красноярского края, овцебыки, вероятно, обитали только в наиболее холодный период последнего ледникового максимума (около 25 тысяч лет назад), примерно к этому же времени относится и находка с территории Алтайского края. Вероятнее всего эти животные здесь обитали в очень короткий промежуток времени. Собственно череп из Мартьяновского музея и есть единственная находка этого животного в регионе за более чем сто лет исследования мамонтовой фауны региона.

По размерам «овцебык из Минусинска» – один из самых мелких в Сибири, что вероятнее всего связано не с самыми благоприятными условиями в регионе для его обитания. Кроме того был реконструирован и тип питания этих древних животных. Так, питание овцебыков Томского Приобья вполне соответствовало норме для данного вида, и похоже с рационом северного оленя. Вероятно, в каргинское время ландшафтно-климатические условия на этой территории были подходящими для таких животных. А материал из Минусинской котловины, напротив, показал отличный от Томского овцебыка тип питания. Так согласно этим данным, возможно, эти животные питались ивой и травянистой растительностью, близкой к рациону лошадей и шерстистых носорогов. Лишайники в питании овцебыка Минусинской котловины вероятно отсутствовали.

– Чему посвящены ваши публикации, которыми заинтересовались ученые из Англии?

– Да, у меня имеются публикации и в Британских изданиях. Из них – две выполнены в рамках сотрудничества с польскими коллегами и посвящены изучению ископаемых сайгаков, а также медведей Евразии, где проанализированы, в том числе и материалы с территории Хакасии. Ещё одна работа проделана совместно с коллегами-археологами и геологами из Иркутска, Улан-Удэ и других городов, где речь идет об условиях среды в окрестностях известной стоянки древнего человека, существовавшей около 24 тысяч лет назад в Байкальском регионе.

Но мой вклад в эти исследования не столь существенный, и большая часть трудов выполнена коллегами. Самостоятельная же работа, выполнена мной при изучении фауны периода последнего оледенения (примерно 29-11 т.л.н.) в Северо-Минусинской впадине – это северная Хакасия и долина Енисей в пределах Красноярского водохранилища. Результаты исследования опубликованы в журнале Quaternary International – одном из ведущих изданий, посвящённых изучению истории четвертичного периода.

– Ваши планы на ближайшее будущее? Продолжите ли вы исследования в данном направлении?

– Планов очень много, хотя, честно говоря, пандемия внесла серьёзные коррективы. Но, тем не менее, идей и направлений для работы очень много, поэтому стараюсь успеть, как можно больше. К примеру, сейчас я продолжаю сотрудничать с коллегами из Польши. Ключевой интерес – изучение разнообразия млекопитающих в различных регионах Евразии. А в рамках сотрудничества с российскими коллегами взаимодействию с археологами и геологами, изучающими палеолитические культуры Байкальского региона.

Кроме того, в институте Геологии и минералогии СО РАН я занимаюсь пространственным и временным изменением фауны юга Западной Сибири и реконструкцией условий среды на основе этих данных.

Что касается изучения ископаемой фауны Хакасии, то сейчас я активно сотрудничаю с абаканскими спелеологами. И у нас уже получаются интересные данные по исследованию пещер республики. Ведь эта тема интересна, в первую очередь, тем, что это практически единственный тип местонахождений, где массово встречаются остатки хищных животных, которые практически не попадаются на других типах местонахождений фауны. И, соответственно, информации по ним гораздо меньше, чем по травоядным млекопитающим.

Это и есть основные направления, по которым я планирую продолжить исследовательскую работу в ближайшее время.

Также хотелось бы обратиться к читателям с просьбой. Если вы находите какие-то интересные палеонтологические объекты, то передавайте, по возможности, полную информацию о находке в ближайшие музеи. Палеонтологическая летопись – это объект, которого в мире с каждым днем становится все меньше, и любая утрата ее частички является невосполнимой. Но каждый из нас способен внести свою лепту в сохранение этой истории.

Материал подготовила Ирина Гусева

Подписаться
Уведомление о
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments