На предстоящей сессии Верховного Совета РХ будет рассматриваться законопроект о внесении изменений в законы, предоставляющие налоговые льготы предприятиям, в том числе из угольной сферы. И эти изменения могут привести к серьезным потерям налоговых поступлений в бюджет республики. Об этом написал руководитель РИК ОНФ в Хакасии Евгений Мамаев.

Евгений Владимирович пишет:

«Завтра состоится очередная сессия Верховного Совета РХ, на которой среди прочих будет рассматриваться законопроект о внесении изменений в законы, которыми предоставляются налоговые льготы для предприятий, реализующих в Хакасии инвестиционные проекты. Напомню, эти законы были приняты в конце прошлого года и их «изюминкой» является то, что с их помощью, «возможно!» одно из известных угледобывающих предприятий региона может получить значительные налоговые льготы. Тогда после извлечения на свет схемы их возможного использования угольщиками был внесен ряд поправок, которые создали хоть и слабый, но все же барьер для угольщиков по доступу к налоговым льготам.

И вот сейчас в эти законы вносятся поправки. Начинается все очень даже оптимистично – с запрета пользования льготами предприятиям, занимающимся «добычей угля». Вроде вот оно – явный запрет для угольщиков на пользование льготами и все дальнейшие дискуссии должны быть прекращены. Однако остается открытой лазейка для получения льгот, поменяв вывеску с «добыча угля» на «производство полукокса» (или что-то схожее). Почему-то эта лазейка упорно не замечается и не прикрывается. Но об этом я уже писал.

Интерес же представляет вторая часть законопроекта, которым вносятся изменения в порядок расчета базового объема налогов, который будет использоваться для расчета бюджетного эффекта и изменения в порядок расчета этого бюджетного эффекта. Дело в том, что после публичных дебатов при принятии исходных законов была добавлена норма, в соответствии с которой для получения права пользования льготами необходимо наличие так называемого «бюджетного эффекта». Порядок его расчета зафиксирован в законе. Сейчас он рассчитывается следующим образом: из суммы уплаченных налогов текущего года вычитается сумма предоставленных налоговых льгот и сумма уплаченных налогов в базовом году. Если результат положительный, то льготы предоставляются.

Базовый год определяется как тот год из 10 последних лет, в котором предприятием была уплачена максимальная сумма налогов. При этом также после публичных дискуссий была добавлена норма, что учитывается не только сумма налогов самого предприятия, но и сумма налогов организации-учредителя. Это было сделано для нейтрализации схемы обхода этой самой защитной меры о бюджетном эффекте. Дело в том, что, к примеру, угледобывающее предприятие может создать дочернее предприятие, передать ему лицензию, и тогда размер базового объема налогов будет равен нулю (предприятие-то новое, налогов еще не платило), и любое поступление налогов, как бы ничтожно оно ни было, формально будет считаться положительным бюджетным эффектом. Бюджет при этом может не получить 99% причитающихся налогов, но все будет по закону.

Так вот, текущий порядок расчета бюджетного эффекта (БЭ) хоть как-то защищает бюджет (довольно слабо!). Но теперь предлагается вообще из формулы расчета БЭ исключить сумму предоставленных налоговых льгот под предлогом того, что сумма и так уже учтена, так как сумма налоговых платежей текущего года будет за вычетом предоставленных налоговых льгот. На первый взгляд все логично. Однако при внимательном разборе ситуации понимаешь, что это не так.

К примеру, угледобывающее предприятие в базовом году заплатило миллиард рублей налога на прибыль. В текущем году вследствие роста добычи оно должно было бы заплатить 1,5 млрд руб. Однако предприятию предоставляются налоговые льготы и вместо дополнительных 500 млн руб. оно платит суммарно 1,1 млрд руб. Бюджет не получает 400 млн руб. В действующей формуле расчета бюджетного эффекта мы бы получили отрицательное значение бюджетного эффекта: 1,1 – 0,4 – 1 = -0,3. При таком раскладе налоговые льготы не предоставляются. Ведь их смысл в том, чтобы совокупный объем поступлений налогов в бюджет даже после предоставления льгот вырос.

Предлагаемые же изменения убирают из формулы объем налоговых льгот (0,4 млрд руб.), в результате в рассматриваемом случае бюджетный эффект становится положительным: 1,1-1=0,1. Все, можно говорить, что предоставление налоговых льгот привело к положительному бюджетному эффекту. А тот факт, что без предоставления льгот в бюджете было бы на 0,4 млрд руб. больше, никого теперь не интересует. Встает вопрос: а с какой целью тогда предоставляются льготы? Чтобы просто оставить деньги в кармане у налогоплательщика? Это когда мы стали настолько богаты, чтобы отказываться от миллиардов рублей налоговых поступлений?

Замечу, что и текущая формула расчета БЭ имеет существенный изъян – она не работает в случае, если прирост налогов выше, чем сумма предоставленных налоговых льгот, т.е. формула показывает положительный бюджетный эффект, если сумма налоговых льгот не превышает 49% той суммы, которая должна бы дополнительно уплачиваться. Например, имея миллиард налоговых платежей в базовом году, в текущем году без льгот предприятие должно уплатить 2 млрд руб. налогов. При получении налоговых льгот сумма налога к уплате становится 1,6 млрд руб., т.е. сумма налоговой льготы составляет 0,4 млрд руб. По формуле получаем положительный БЭ: 1,6-0,4-1=0,2 млрд руб. Получается, что есть экономический эффект от налоговых льгот. Но по сути бюджет просто недополучил 400 млн руб. Ради чего?

Чтобы говорить о настоящем бюджетном эффекте, в результате предоставления льгот сумма налоговых поступлений должна превысить 2 млрд руб., т.е. ту сумму, что бюджет и так бы получил без предоставления льгот. К примеру, это достигается ростом выпуска и продажи продукции (рост налоговой базы) за счет снижения ее себестоимости, но вследствие роста налоговой базы даже при более низких ставках налогов общий объем поступлений в бюджет увеличивается (в сравнении с ситуацией без льгот). В этом и должен быть смысл налоговых льгот. Однако такая логика не отражена в формуле расчета бюджетного эффекта. Остается только гадать, по каким причинам.

Но изменение даже такого «кривого» алгоритма расчета БЭ может говорить о том, что кому-то показалось мало снизить налоговые платежи на 49%, а захотелось большего.

Но и это не все. Есть еще одно любопытное изменение – добавлено уточнение того, как «правильно» считать базовый объем налогов. Если мы ранее говорили о том, что должны суммироваться объемы дочернего и родительского предприятия, то этот подход рушится вносимыми поправками: «Базовый объем налогов, задекларированных для уплаты (подлежащих уплате) в консолидированный бюджет Республики Хакасия, считается суммарно по налогоплательщику и другим юридическим лицам, от которых налогоплательщику перешли права и обязанности в порядке универсального правопреемства».

Для человека неискушенного вроде ничего интересного тут нет, однако нюанс в том, что создание дочернего предприятия не относится к универсальному правопреемству, так как к последнему относится наследование и реорганизация организаций, но не создание дочерних организаций. Сутью вносимого уточнения является предписание не брать в расчет суммы налогов родительского предприятия. Если поправки вступят в силу, то при создании дочернего предприятия его базовый объем налогов будет равен нулю, следовательно, любое поступление налогов можно будет трактовать как положительный бюджетный эффект и тем самым оправдывать предоставление налоговых льгот, хотя при этом может уплачиваться лишь десятая часть полагающихся к уплате налогов. В общем случае говорить отдельно об универсальном правопреемстве смысла нет – на то оно и универсальное, что все происходит само собой. Но в нашем случае такие формулировки начинают играть иную роль – регламентировать, что включать в базу, а что нет.

Безусловно, в ситуации с явным недостатком доходов республиканского бюджета, принятие законов, которые создают возможность недополучения бюджетом миллиардов рублей налоговых платежей, вызывает серьезную тревогу. Приведенные доводы были изложены в обращении, направленном на имя Коновалова В.О. и Штыгашева В.Н. Была указана просьба отложить принятие Законопроекта в предложенной редакции до тщательного изучения всех правовых и экономических последствий такого решения.

Полагаю, завтрашняя сессия покажет, кто и насколько стоит за интересы людей, а кому ближе интересы олигархов».

Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments