В середине XIX века русский философ, историк и политический социолог Александр Стронин выпустил научный труд «Диагностика и прогностика России», который был отмечен в широких научных кругах, в среде просветителей и революционно-настроенной интеллигенции, стал основой для зарождения в России нового направления — политической социологии.

Сочинение оказалось настолько всеобъемлющим и опережающим свое время, что его востребованность актуальна и сегодня. Если коротко, то суть его заключается в политической стратификации общества: демократия (обыватели), тимократия (просветители, предприниматели, интеллигенция) и аристократия (высшие управленцы, законодатели, судьи, правители). И в этой структуре Александр Стронин особое значение придает конструктивному союзу интеллигенции (мыслители, политики, новаторы, пропагандисты) с частью общества и частью управленческого класса для выработки, как бы сейчас сказали, программно-проектного подхода к развитию государства.

При этом Стронин остается горячим поклонником института «Государь» и имперской формы организации жизнедеятельности России в условиях бурного развития многоукладной экономики, прежде всего — государственного и частного капитала. Для него такой принцип оценивался как гарантия избежания кризисных явлений. Спустя полтора века идеи Стронина прочно легли на нынешнюю российскую действительность.

К началу 2020 года политическая система страны де-факто трансформировалась в «империю» во главе с государем — главой государства президентом. Это все плод, с одной стороны, скоропалительного принятия в 1993 году проамериканской и проевропейской конституции РФ, с другой — результат влияния международной и внутренней обстановки на российские реалии экономической и политической жизни. Поэтому мало у кого были сомнения о необходимости изменения основного закона страны. Правда, одни выступают за ее большую консервацию в части роли государственного аппарата в жизни бизнеса и общества; другие наоборот — за большую либерализацию отношений между государством и обществом. В итоге компромиссный вариант сейчас больше похож на винегрет, чем на законченный документ.

При этом процедура принятия поправок тоже оказалась беспрецедентной: после принятия их Госдумой и утверждения Советом Федерации, закон о поправках одобрили в регионах и подписал президент Путин. Но их вступление в силу оговорено необходимостью и одобрения в рамках всенародного голосования. Весь этот процесс и должен был стать главным политическим трендом этого года и последующих трех — до 2024 года, когда предстоит решать вопрос о выборах Президента РФ. При этом поправки в Конституцию предусматривают «обнуление» сроков Владимира Путина и открывают ему возможность продлить свои полномочия на посту главы государства и после 2024 года.

Но свои беспощадные коррективы внес коронавирус. Он вообще стал сильнейшим стресс-тестом для политической системы страны, прежде всего — для верховной власти. Только-только сменилось федеральное правительство Медведева на команду Мишустина, только-только запустились в реализацию национальные проекты, как грянула пандемия, премьер ушел на изоляцию, а Владимиру путину пришлось всей стране демонстрировать свой уникальный метод «ручного управления» страной.

После двух с половиной месяцев работы в таком режиме высшая власть пришла к выводу, что бороться с коронавирусом можно бесконечно долго, а время не ждет — актуальные политические вопросы по-прежнему требуют своего решения по ранее утвержденному сценарию. И вот поправки в конституцию снова в актуальном информационном поле. Еще одна сторона особенностей текущей политической ситуации — делегирование федеральным центром особых полномочий региональным руководителям в борьбе с вирусом.

Это не только перекладывание полномочий и ответственности на губернаторов, это еще и проверка дееспособности региональных команд, где руководители в своем большинстве — ставленники Путина. На самом старте пандемии сразу три губернатора ушли в отставку, еще один сменил регион. При этом полпредам и силовикам поставлена задача серьезным образом мониторить работу глав регионов для принятия решений об их дальнейшей политической судьбе. И не все 85 губернаторов успешны в борьбе с COVID19. Пока что одобрение на продолжение карьеры получили краснодарский глава Вениамин Кондратьев и глава Татарстана Рустам Минниханов — у них осенью плановые выборы главы регионов.

Отметим, что 13 сентября должны состоятся выборы 20 губернаторов (2 — через парламенты) и депутатов заксобраний в 11 регионах. При этом есть оговорка, что если кто-то из глав субъектов уйдет или будет отправлен в отставку до 13 июня этого года, в таких регионах выборы пройдут 13 сентября 2020 года; в противном случае выборы в них пройдут уже в 2021 году.

Для Хакасии все эти политические передряги на федеральном уровне и в других регионах интересны только в двух случаях. Первый — судьба Единого дня голосования в этом году и проведение  масштабной муниципальной избирательной кампании в районах республики и в Черногорске (выборы главы). Второй — судьба Валентина Коновалова на посту главы региона.  

Если в первом случае заинтересованность в победе на выборах глав и депутатов поселений продиктована целью формирования пула потенциальных участников «муниципального фильтра» на ближайших выборах главы региона и установление контроля над большинством сельских территорий для этого, то во втором интерес есть у многих участников политических процессов в республике, разочаровавшихся в своем выборе в сентябре-ноябре 2018 года. И надо полагать, что пересечение этих двух событий внесет в жизнь Хакасии очередной сумбур, имитацию бурной предвыборная кампании, полную неопределенность для бюджета республики, ее городов и районов на ближайшую трехлетку.

Если ожидание отставки Коновалова затянется на неопределенный срок, то и без этого грядущая осень окажется горячей. Но температуру здесь будет задавать голосование по поправкам в Конституцию (оно может состояться уже 24 июня) и тот вклад, который в этот процесс смогут внести политические партии. Для них это будет проверка мобилизационного ресурса и пробником поддержки избирателей на выборах.  

Во всяком случае, политика сегодня – это та сфера, которая всех поставила в режим ожидания. Все ждут окончательного решения по дате голосования по поправкам в Конституцию и ЕДГ-2020. В конце-концов, коронавирус все равно вошел в нашу жизнь, а политические процессы идут безостановочно. А вот прогнозировать сегодня, чем закончится политический год сегодня не возьмется, пожалуй никто. Не взялся бы, думаю, даже и Стронин… уж слишком все перепуталось в стране в связи с пандемией — четкие ориентиры потеряны, и даже у государя — главы государства нет фундаментальной уверенности, что страна не сорвется в очередную волну гражданского неповиновения. Поэтому власть будет ужесточать свое присутствие в жизни общества, общество же, почувствовавшее свою силу в игнорировании режима самоизоляции, будет всячески этому сопротивляться. Нас ждут интересные времена… 

Дмитрий Буреев 

Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments