Мир вокруг нас изменился и уже никогда не будет прежним. Коронавирус отформатировал экономику, придав ей совсем иные характерные черты новейшего времени.

Если судить по показателям мирового значения, то нефтяная война показала всю уязвимость человечества к биржевым играм с ценами на черное золото. При этом больше всех аукнулось России — падение цен на нефть поставило под угрозу многие начинания российского правительства, которое имело доходы в бюджет от продажи сырья, годами при этом говоря о развитии несырьевых отраслей экономики.

Санкционный режим только добавил сложностей российской экономике, хотя дал шанс малому и среднему предпринимательству. Но коронавирус на корню снес все надежды на более-менее качественное развитие МСП. Российскую экономику серьезно штормит. ВВП падает до 5% по годовым показателям, поступления в бюджет снижаются на 15-20%, покупательская способность населения резко снизилась, структура расходов домашних хозяйств мигрировала в сторону обеспечения продуктами питания и минимальными платежами за коммуналку. Безработица растет огромными темпами. Торговля и производство сбавили обороты.

Крупный бизнес через свое лобби сумел добиться поддержки государства. Более тысячи системообразующих предприятий и компаний получат ее в виде прямых выплат, компенсаций по кредитам, отсрочки налоговых платежей и так далее. Государство поддержало авиационную отрасль — деятельность перевозчиков и работу аэропортов; российский автопром; нефтянку и газовиков. Суммы исчисляются десятками миллиардов рублей, которые должны удержать на плаву капитанов российского государственного капитализма и частного бизнеса. Свою долю получили железнодорожники, дорожно-строительные компании, аграрии.

Эффект от такой господдержки экономика страны должна ощутить в течение года. Но обществу такая забота осталась непонятна — богатейшие компании страны перед первой угрозой кризиса сдулись и оказались неспособными выживать в новых условиях без протекционистских мер поддержки.

Однако отметим, что ориентированные на экспорт компании, прежде всего Газпром и Роснефть, активно ищут возможности на внутреннем рынке. И первые результаты есть: нефтяники начинают разведку месторождений на Таймыре, газовики согласовали строительство «Силы Сибири -2». Новый газопровод захватит солидную часть Красноярского края на южном направлении и Иркутскую область с выходом на Монголию. Такой маршрут сократит нитку трубопровода почти на 1000 километров, пройдет вдали от заповедных территорий и выйдет на восток Китая.  Но это все глобалистика.

Хакасия в этих процессах малым боком задействована только через сферу производства алюминия и сплавов, а также через добычу экспортируемого угля. Эти отрасли являются бюджетообразующими для региона, и конъюнктура мировых цен на металл и уголь нанесла огромный ущерб доходной части консолидированного бюджета Хакасии, вплоть до потери 50% собственных доходов.

Свою лепту в сокращение доходов бюджета внес и коронавирус. Малое и среднее производство если не совсем встало, то серьезно снизило объемы выпуска продукции. Сфера торговли и услуг, общепит, за счет которых пополнял казну Абакан, сдали свои позиции, рынок аренды просел неимоверно.

Но кризис — это и новые возможности. Во-первых, для торговли — еще до недавнего времени казавшаяся экзотичной интернет-торговля получит огромный приоритет перед очной торговой деятельности. И кризис доказал, что помимо одежды, бытовой техники и других товаров особо востребованными оказались продукты питания и еда «на вынос». Теперь этот рынок в Абакане, а потом и в других городах будет в росте.

Во-вторых, свой шанс на бурное развитие получают и фермеры-производители, которые могут организовать онлайн-заказы на свою продукцию. Сыроделы, овощеводы, производители мяса и полуфабрикатов могут чувствовать себя уверенней, имея гарантированный рынок сбыта в Сети и постоянных клиентов. То же самое касается продаж других видов непродовольственных товаров: предметов быта, инструментов, стройматериалов и так далее.

Следом за ними рывок в развитии смогут сделать и службы курьерской доставки: заказанные по сети товары нужно еще доставить до покупателя или развивать самовывоз. Во всяком случае, перспективы тут есть.

Хорошие перспективы имеет и сфера купли-продажи садовых и огородных участков: многие семьи, столкнувшиеся посреди зимы и весны с нехваткой продуктов, будут заинтересованы в собственноручном выращивании овощей, фруктов, ягод; кто-то рискнет и на выращивание домашней птицы, кроликов, свиней на мясо «про запас». Аналогичным образом крупные сельхозпроизводства, уловив спрос, выйдут на промышленную переработку своей продукции. Это не только традиционная «молочка» и полуфабрикаты, но и консервация овощей. Учитывая длительность хранения и относительно невысокую цену производства, этот товар будет всегда высоко востребован. Равно как и натуральные соки, компоты и морсы из местной продукции, в спрос войдут и дикоросы. Но на первых порах производителей этой продукции необходимо поддержать в части лизинга оборудования, сертификации продукции, рынками сбыта.

Сейчас все субъекты экономической деятельности находятся в режиме ожидания — что будет в ближайшем будущем. Либо воспользоваться поддержкой государства (оно много чего предлагает, но реально этим смогут воспользоваться не больше 25%  участников экономической жизни), либо искать новые формы своей работы. И это будет скорее всего. Прошедшие через очередной кризис предприниматели осознали, что свои интересы они могут отстаивать только вместе. Поэтому нас ждет появление многочисленных ассоциаций (цехов) по видам деятельности: торговля, услуги салонов красоты, аптеки, транспортники, тур-операторы, представители ресторанного и гостиничного бизнеса и другие.

И это будут не профсоюзы, которые также оказались в условиях кризиса неэффективным институтом поддержки, а именно профессиональные цеха, как в Средние века. Это уже будет не просто экономическое объединение (конкуренцию никто не отменял), а политическое образования для лоббирования своих законных прав и интересов перед властью и во власти в ситуациях, которая случилась нынешней весной.

Изменится и экономика социальной сферы, прежде всего — медицины. Стоит ожидать появление и активную деятельность коммерческих диагностических центров и клиник, частных служб скорой медицинской помощи. Оптимизация государственного здравоохранения в 2014-2015 годах показала всю безнадежность перевода медучреждений на формат оказания услуг, но возврата назад не будет. После многомиллиардных трат государства на борьбу с пандемией оно будет заинтересовано в снижении расходов: оставит за собой «неотложку», диспансеризацию населения, оказание высокотехнологической помощи, лечение сердечно-сосудистых, онкологических заболеваний и оказание медпомощи в условиях ЧС (ДТП, пожары, теракты, техногенные и природные катастрофы, санавиация). Большинство направлений вернется, скорее всего, на рельсы платного оказания услуг.

Иное технико-экономическое содержание получит и образование. Вынужденный эксперимент с дистанционным обучением понравился чиновникам, и вот в Госдуму уже внесен законопроект о том, чтобы «дистанцию» приравнять к очной, очно-заочной, домашней формам обучения и экстернату, хотя отменять традиционное очное обучение пока никто не собирается.

Таким образом очевидно, что при выходе из пандемии нас всех ждут новые модели экономических взаимоотношений, и велика вероятность, что государство сделает выводы о своем чрезмерном участии в «поддержке» экономики и ослабит свой контроль и надзор над многими сферами производства и оказания услуг. Тогда бизнес оправится от кризиса быстрее и эффективнее. Ждем…

Дмитрий Буреев

Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments