Союзный короед, завезенный в Сибирь из европейской части страны, размножился в северных кедровниках Кемеровской области и теперь уничтожает кедры на территории Томской области, увеличивая риск в случае пожаров, сообщает ТАСС.

Ведущий научный сотрудник Института мониторинга климатических и экологических систем СО РАН, кандидат биологических наук Светлана Кривец, рассказала, что сотни деревьев, уничтоженные новым вредителем, представляют в случае лесного пожара большую опасность для населенных пунктов.

“У нас очень большая забота, что делать как с самим короедом, так и с пострадавшими кедровниками, которые находятся в непосредственной близости от населенных пунктов. Там сотни сухих деревьев, весной будет сухая трава. Кедровники не окружишь колючей проволокой, чтобы туда не ходили люди. Если начнется пожар, все будет очень печально”, – рассказала Кривец ТАСС.

По ее словам, союзный короед был завезен в Сибирь по Транссибирской железнодорожной магистрали. “Сначала он размножился в северных кемеровских кедровниках, потом пришел к нам. Это достаточно агрессивный вредитель, который хорошо развивается в наших условиях. Только в Лучаново-Ипатовском кедровнике повреждено около 238 га. Если и дальше так будет, то есть опасность его перехода на таежные кедровники”, – подчеркнула эксперт.

Борьбу как с новым вредителем, так и с угрозой пожара затрудняют последние поправки к Лесному кодексу РФ, которые запрещают заготовку леса в орехопромысловых зонах, рассказала Кривец. “Большинство припоселковых кедровников этими зонами и являются. С короедом главным образом борются утилизацией свежего бурелома, что препятствует расширению кормовой базы, и санитарной рубкой. Все это сейчас приравнивается к заготовке леса, поэтому руки у лесников связаны, – отметила ученый. – Лесники обратились в Рослесхоз, чтобы им разрешили что-то делать в лесах, ну а пока с короедами очень сложно бороться”.

Она отметила, что большая часть жизненного цикла союзного короеда проходит под корой, поэтому против него нельзя использовать опрыскивание ядами. “Можно использовать ферромонные ловушки, но они отловят максимум 1% жуков, а их на деревьях тысячи, и жуки полетят скорее на ослабленное дерево, чем в ловушку”, – сказала Кривец.

Не помогут в борьбе с вредителем и инъекции в дерево. “Короед развивается на ветках и в верхней части кроны, а инъекция ставится в нижнюю часть ствола. Сибирский кедр – от 20 метров и выше, туда никакой препарат не поднимется. Мы пробовали делать такие инъекции в пихтовых лесах, когда боролись с уссурийским полиграфом [другой вид короеда], бесполезная вещь. Так что как будем выходить из этой ситуации, пока непонятно”, – сказала ученый.

Подписаться
Уведомление о
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments