Текстовый вариант видеоинтервью. Александр Мяхар расскажет, жалеет ли он, что отозвал свой иск к Валентину Коновалову и к каким выборам готовится. Александр Владимирович укажет на того, кто в действительности управляет республикой, а также ответит на вопрос о том, на кого менять действующую власть.

Николаев (медиаполитолог): Александр Владимирович, я вас приветствую. Вы опубликовали серьезную аналитическую статью о том, что сегодня происходит в Хакасии. Она очень любопытная и интересная. На мой взгляд, даже отчасти программная. Сознайтесь, что вы хотите делать в будущем? Какие ваши планы?

Мяхар: Сделать жизнь республики лучше. Программная? Давайте будем говорить о том, что политика как таковая – это постоянная борьба за власть, а также движение каких-то выборных процессов. А вот какими они будут – покажет время. Как минимум нас ждут интересные выборы 2021 года в Государственную думу. Возможно, это будут выборы и муниципалитетов, к которым я присоединюсь. Думаю, пока об этом рано говорить.

Николаев: Вы недавно ушли с поста председателя регионального отделения «Партии Роста» Хакасии и вплотную в последнее время занялись журналистикой. Вы сейчас все-таки журналист или политик?

Мяхар: Я совмещаю в себе эти два сегмента. Уход из «Партии Роста» и политическая деятельность – здесь нельзя проводить аналогию. За последние два года, вернувшись в политику, я понял, что политическая система сегодня такая, какая она есть – это иллюзия. У нас нет партий в том виде, в котором они должны существовать. Есть одна линия Кремля, парламентские партии – все они финансируются государством, и, по сути, у них нет своих определенных идеологий или концепций. К примеру, коммунисты вплотную работают с олигархами, просят у них помощи, «сращиваются», у «Единой России» как не было понятной позиции, так и нет, а ЛДПР вообще, как у меня дочь однажды сказала: «Папа это клининговая компания с лозунгами – мы наведем везде порядок?» Про партию «Справедливая Россия» тоже ничего сказать невозможно. Я понял, что мне нужна свобода, и играть в определенную иллюзию уже хватит.

Николаев: Скажите, а политика вне партии – она вообще возможна?

Мяхар: На сегодняшний день – это очень сложно, но давайте говорить еще об одной вещи. Дело даже не столько в партии, сколько в ресурсе, с которым политик идет на выборы. Он складывается из поддержки властных группировок, которые могут быть из разных политических сил, в том числе из представителей крупного бизнеса. Поэтому если есть этот багаж за спиной, тогда можно ставить перед собой высокие цели. Почему я сейчас не говорю про свои амбиции на какие-либо выборы? Потому что на сегодняшний момент нет этого багажа.

Николаев: Багажа в виде олигархов и представителей крупного бизнеса?

Мяхар: Не обязательно. Это может также быть и широкая общественность из малого или микробизнеса, но довольно серьезный багаж и поддержка.

Николаев: Понятно. А как вы считаете, политика похожа на шахматную игру?

Мяхар: Абсолютно. Шахматы – это игра королей, по сути, она и придумана, по одной из легенд, для того, чтобы не проливать кровь на поле баталии (в политических играх), а перевести их в игру. Поэтому шахматы – это отражение политики.

Николаев: А кто вы тогда, какая фигура на этой шахматной доске?

Мяхар: В самом начале нашей беседы вы сказали, что все образно. Я – это две с половиной пешки. Когда только я пришел на первое занятие по шахматам в детстве, мне объяснили одну интересную вещь. У каждой фигуры есть своя цена. К примеру, конь – 3 пешки, ладья – 4,5, ферзь – 9 и т.д. У всех есть своя цена и все измеряется пешками. И я не могу на сегодняшний день сказать, что я ладья или конь, а все-таки – 2,5 пешки, из которых одна – это я, вторая – СМИ и полпешки – друзья, тот багаж, который еще мал и слаб. Когда он вырастет хотя бы до одной пешки, которые сейчас разбросаны по полю, и они соберутся в единое целое, тогда получится неплохая комбинация.

Николаев: Хорошо, я вас понял. Сегодня мы с вами разберем шахматную комбинацию, которая называется «батарея». Вы знаете, что это такое?

Мяхар: К сожалению, нет.

Николаев: Это тандем двух фигур, когда одна из них усиливает потенциал или атаку другой. К примеру, как здесь у нас, получается, что мой слон усиливает атаку моего ферзя, который может при следующем ходе срубить вашу пешку и поставить вам мат. Скажите, а в политике вы предпочитаете действовать один или в тандеме с человеком, который усилит ваш потенциал или атаку?

Мяхар: В политике невозможно действовать одному. Это опять же иллюзия, и мы возвращаемся к вопросу того багажа или поддержки, которые должны быть за спиной. Как говорится: «Один в поле не воин». Выборы 2018 года, в которых я принял участие, претендуя на должность главы РХ, это явно показали. Я пришел туда практически один, без багажа, но выборы дают в современной действительности возможность не только заявить о себе, но о тех мыслях и программе, с которыми ты идешь. Поэтому без поддержки в политике нельзя.

Николаев: Давайте вернемся к вашей программной статье, в которой вы сказали, что в Хакасии просто необходим институт заместителя главы республики по развитию бизнеса. Сознайтесь, это вы под себя готовите?

Мяхар: Сознаюсь, что готовил его еще при Викторе Зимине. Даже больше скажу, на одном из совещаний с представителями бизнеса я предложил эту структуру. Почему именно должность заместителя главы? Потому что при диалоге с любым бизнесом, особенно крупным, необходимы полномочия. Если это будет омбудсмен или министр – с ним крупный бизнес разговаривать не будет.

Николаев: Новому правительству вы предлагали себя в данном качестве? Вы принимали участие в этом сомнительном конкурсе на «народное правительство»?

Мяхар: В конкурсе нет, но у нас был один разговор сразу же после победы Валентина Олеговича, так называемый «разговор втроем»: я, Валентин Коновалов и Богдан Павленко. В большей части все, что делается новым правительством – это некий пиар, показушные вещи, и в той беседе было точно так же. Меня спросили, где бы я мог поучаствовать, на что я ответил, что именно в структуре развития бизнеса. После чего стали говорить непонятные вещи, что я заявился на должность министра экономики РХ, хотя такого не было. Также через несколько месяцев появилась история, когда меня пригласили и сказали, что предлагают стать уполномоченным, но опять же это было в рамках предложений и переговоров, чем бы я мог заняться в этом правительстве. На сегодняшний момент, что я вижу? Какой бы конкурс они ни объявили, мне неинтересно работать с этим правительством. Вернее, я понимаю, что это нецелесообразно и бесперспективно. За восемь месяцев эта команда показала себя с таким лозунгом как «бег по кругу»: бесконечные комиссии, заседания, но конкретных решений не принимается.

Николаев: Подождите, Александр Владимирович, но еще совсем недавно вы соглашались быть представленным от этого правительства (главы РХ) Верховному Совету на пост уполномоченного по защите прав предпринимателей. Вы тогда еще вы выражали такую точку зрения, что с этим правительством бесполезно работать или почему тогда вы дали согласие?

Мяхар: Все очень просто. Уполномоченный по защите прав предпринимателей по закону не подчиняется ни исполнительной, ни законодательной власти. Речь идет не о команде одной или другой ветви власти, это находится во «вне».

Николаев: Но при этом для того, чтобы претендовать на этот пост, вам необходимо было сначала договариваться с главой РХ, потому что он выдвигал вашу кандидатуру, а потом и с Верховным Советом РХ, чтобы вас утвердили. То есть с первой инстанцией, я так понимаю, вы успешно договорились. Но что же произошло со второй, почему не удалось договориться с Верховным Советом?

Мяхар: На счет успешно – тоже большой вопрос. Знаете, как в шахматах, есть определенная игра. Тебе говорят: «Мы хотим тебя там видеть», а когда идет Верховный Совет, глава Хакасии, вносящий мою кандидатуру, молчит. Ведь, по сути, Верховный Совет рассматривает не персональную кандидатуру, а решение главы.

Николаев: Хотите сказать, что Верховный Совет проголосовал не против вас, а против решения главы РХ?

Мяхар: В том числе, да. Здесь нельзя рассматривать картинку однобоко, там был спектр определенных проблем, почему так произошло. Я могу еще одну «краску» привести. Абсолютно точно знаю, как меня «раскатывал» на фракции «Единая Россия» Владимир Штыгашев, прямо вдоль и поперек. Почему так происходило? Потому что мы прекрасно понимаем, что у меня было согласование федерального уполномоченного по защите прав предпринимателей и по совместительству председателя «Партии Роста» Бориса Титова. Так устроена система. Он дает свое одобрение по согласованию с администрацией президента РФ. Причем у Владимира Штыгашева в последнее время с администрацией президента не все так гладко. После того, как ему не дали провести его друга Евгения Серебренникова в Совет Федерации. Там есть свои конфликтные вещи и нюансы. Поймите, сейчас исполнительная и законодательная власть не смотрит на потенциальный результат того, что может произойти в республике. Она смотрит только персоналию на свой имидж. В этом вся проблема и Владимир Николаевич преследует свои цели именно как пиарщик, а не руководитель. Именно поэтому в своей статье я сказал, что ему пора на отдых. Причем не «заслуженный», как это принято говорить, когда человека отправляют на пенсию. Быть столько лет у руля республики, ведь мы понимаем, что законодательная власть должна по идее даже превалировать над исполнительной. По самому ее названию – она исполняет, законодательная – создает условия для развития бизнеса, а также муниципалитетов. Но мы видим, в каком состоянии сегодня находится республика. И ответственность за это лежит не только на Викторе Зимине или Алексее Лебеде, а в том числе и на Владимире Штыгашеве.

Николаев: На ваш взгляд, кто сегодня достоин занять его место – председателя Верховного Совета РХ?

Мяхар: Я бы даже предложил кандидатуру Алексея Геннадьевича Нежевеца на этот пост. Нам обязательно нужны в обе ветви власти: производственники и хозяйственники. Возможно, это будет кто-то другой, но пришло время именно структурных и кардинальных изменений. Нам необходимо вводить новые лица в политику.

Николаев: Вернемся к Владимиру Николаевичу Штыгашеву и правительству РХ, в последнее время Пульс Хакасии, где вы часто выступаете, больше, чем обычно стал критиковать их. А в социальных сетях это связывают даже как раз с тем, что вас не утвердили на должность уполномоченного по защите прав предпринимателей. Вы таким образом мстите?

Мяхар: Я не настолько карьерист и зависим от какого-то кресла, так как прежде всего я предприниматель.

Николаев: А разве можно быть политиком не карьеристом?

Мяхар: Можно и даже нужно. Если я не востребован в этой области, тогда пойду другим путем. Мне всегда есть чем заняться. Ведь чем предприниматель отличается от политика? Тем, что для первого всегда важен конечный результат, а для политика – это карьеризм.

Николаев: Александр Владимирович, итогами прошедших выборов осенью прошлого года стала новая политическая реальность в Хакасии, в том числе у нас новая исполнительная, а также законодательная власть. Вы можете профессионально оценить уровень этих ветвей власти?

Мяхар: Я неоднократно его оценивал – на 80 процентов хоть сейчас можно делать ротацию в обеих ветвях власти. Мы, к сожалению, все больше катимся в экономическую яму, откуда не видно просвета. Приведу простой пример. У нас дефицит бюджета составляет практически 5 млрд, то есть «дыра в бюджете» почти 1/3 и никто не обеспокоен тем, как ее пополнять. Все занимаются своим имиджем, распределением и тратой средств, но не их зарабатыванием. Поэтому уровень компетенции власти на сегодняшний день во всех ее проявлениях очень низкий.

Николаев: И что же тогда делать Хакасии, ждать окончания срока полномочий тех и других?

Мяхар: Нет, я же вам показал алгоритм – не надо надеяться на что-то. Необходимо выставлять и показывать политиков нового поколения. Где они? Да их практически нет, пока мы не покажем целую плеяду производственников и политиков именно нового поколения, ничего не изменится.

Николаев: Подождите, но власть же не предлагают, ее всегда завоевывают. То же самое и политики – они сами должны себя проявлять. А если их нет, то как себя показывать?

Мяхар: Они есть. Им только надо дать больше свободы действий.

Николаев: А где тогда они?

Мяхар: К примеру, Сергей Иванович Можаров. Опять же он находится в рамках партии и не может раскрыться, потому что существуют барьеры со стороны «Единой России», надо вести себя скромнее и т.д.

Николаев: Да куда еще скромнее, на мой взгляд, партия «Единая Россия» ведет себя очень скромно, опять же в отличие от представителей той же КПРФ. Когда они были в оппозиции, постоянно устраивали какую-то истерику, митинги и т.д.

Мяхар: Вот и я про то же. Очень скромно, а Сергею Ивановичу больше нужна свобода слова. Я уже не говорю про Валерия Усатюка, который прямо в одном из интервью говорит информагентству, что самое сложное в его работе – это перелеты, особенно когда невозможно купить бизнес-класс. Извините, но зачем нам такой представитель нужен в федеральном центре? Я этого не понимаю. Ладно, еще можно сделать скидку Александру Жукову, который уехал в Совет Федерации, но он хоть занимается лоббированием интересов Абазы, сохранением целого города. Евгений Мамаев – увели его в ОНФ и все, он у нас пропал. Понимаете, появляется фигура и тут же куда-то исчезает. Потом мы говорим, что надо идти к изменениям и менять эту власть. А на кого? Ответа на этот вопрос, к сожалению, нет.

Николаев: Как вы считаете, своя позиция у политика все-таки должна присутствовать? Может быть, это право их собственного выбора?

Мяхар: Безусловно, это право их собственного решения и никто их не заставит находиться на этих местах.

Николаев: Александр Владимирович, в последнее время Пульс Хакасии публикует такие сенсационные материалы, в том числе недавно была выложена расчетка заместителя главы РХ и полпреда в Москве Юлии Исмагиловой, где мы увидели ее доходы за декабрь и наконец-то узнали каков размер 500-процентной премии. Мы можем ожидать еще какие-то сенсационные статьи или расчетки других членов правительства в ближайшее время?

Мяхар: Этот процесс непредсказуемый и я оставлю себе двадцать процентов на определенную хитрость, сказав, что не заказываю эти документы, но предполагаю, что в скором будущем по некоторым фигурам появится детализированный отчет. Больше скажу, что не исключаю отчеты по некоторым предприятиям и видам бизнеса, которые могут за собой в дальнейшем вести возбуждение дел по нецелевой трате бюджетных средств. Сейчас информационный век, открытое пространство, и если власть забывает, мы будем об этом напоминать. Если власть настолько некомпетентна и не понимает, что каждая бюджетная копейка должна тратиться по назначению, то ей за это придется когда-то ответить.

Николаев: Ну вот, трепещите члены правительства – на каждого из вас может быть выложен серьезный материал. Александр Мяхар это знает и даже готовится. Так?

Мяхар: С другой стороны скажу одно, что в Пульсе Хакасии нет никаких барьеров и привилегированных личностей, которых мы не рассматриваем.

Николаев: В этом году у нас проходят серьезные выборы глав муниципальных образований и довыборы в Верховный Совет РХ. Вы в этих выборах не участвуете, но поделитесь, пожалуйста, своим секретом будите ли участвовать в подобных выборах в следующем году?

Мяхар: В следующем году выборы мэра Черногорска. И я точно понимаю, что городу нужен новый мэр. В каком качестве я буду участвовать в этих выборах – покажет время. Но то, что в следующем году я очень пристально буду за ними наблюдать и, возможно, участвовать в них, это правда.

Николаев: Я правильно понимаю, что вы не совсем довольны деятельностью Валентина Олеговича Коновалова на посту главы РХ?

Мяхар: Абсолютно верно, и я сейчас уже понимаю, что Валентин Олегович с малой вероятностью является главой РХ.

Николаев: Но ведь у вас была возможность не допустить того, чтобы он стал главой региона. Вы подавали иск в суд за нарушение выборного законодательства. Это серьезное нарушение, за которое его могли снять с выборной дистанции и тогда ситуация в республике коренным образом изменилась. И сейчас во главе Хакасии не было бы Валентина Олеговича Коновалова. Почему же вы тогда не довели это дело до конца и отозвали иск из суда?

Мяхар: Это как раз из рода сложностей выборного процесса. Скажу прямо – плата за прохождение муниципального фильтра. Сложность выборов. Что такое есть муниципальный фильтр и прохождение его? Это определенные договоренности с властью. На тот момент, когда шел судебный процесс, с разных сторон меня попросили этот иск отозвать.

Николаев: Вы можете назвать эти стороны?

Мяхар: Власть со всех сторон, в том числе Михаил Развожаев. Я не могу конкретно называть персоналии. Но при этом всем я сам был внутренне к этому готов. Это нисколько не противоречило моим установкам. Отозвав свой иск, и когда я сам покинул это выборное поле, призвал, чтобы и Валентин Олегович тоже его покинул. При этом четко понимал, что выборы следующего уровня принесут гораздо больше пользы для всего политического поля РХ.

Николаев: Вы так считали тогда, а как думаете сейчас? Не жалеете о том решении, что отозвали иск?

Мяхар: Нет, это правильное решение, нельзя было «ломать». Конечно, нам сейчас сложно, но если бы этого не было, то наши граждане не увидели того, к чему ведет голый популизм, а также то, когда к власти приходят люди с сомнительными профессиональными компетенциями – это ведет еще к большей стагнации. Это нужно было как новый щелчок и пощечина для власти.

Николаев: Скажите, прошло восемь месяцев работы нового правительства, граждане сегодня уже осознали, что у власти популисты?

Мяхар: Мне кажется, еще нет.

Николаев: Нас в ближайшее время, по вашему мнению, ожидают какие-то изменения в той политической реальности, которая сегодня сложилась в Хакасии?

Мяхар: Конечно, я предполагаю и в большей части даже уверен, что в 2020 году КПРФ из исполнительной власти республики уйдет. Выборы 2021 года в Государственную думу переоценить невозможно, потому что это преамбула к выборам президента РФ, которые состоятся в 2024. Мы понимаем, что у Владимира Владимировича последний легитимный срок и влиять на них будут именно выборы Государственной думы. Давайте прямо говорить, что Хакасией сейчас управляет Юрий Афонин. Он ферзь на этом поле. Валентин Олегович очень хорош на митингах, как раз образ нового поколения, и народ его выбрал потому, что он не связан с предыдущей властью. Он другой по факту и с ним связывались надежды абсолютно нового мира. Кроме того, его могут забрать и повести в Государственную думу. Я даже не исключаю, что Валентин Олегович будет работать и в Правительстве РФ, благодаря той карьерной лестнице, которая выстраивается в КПРФ.

Николаев: Вы серьезно считаете, что республикой управляет Юрий Афонин, а не Валентин Коновалов?

Мяхар: Безусловно, я это видел и примерно с февраля по май достаточно плотно погрузился в эту систему, был в «сером доме» столько раз, сколько вообще никогда не был. Я видел, как происходит принятие решений и их обсуждение.

Николаев: А как это происходит?

Мяхар: Да никак не происходит. Никто не берет на себя ответственность. Это просто бег по кругу, «колхоз без председателя». Все бегают, что-то бесконечно обсуждают, но ни к чему конкретному это не приводит.

Николаев: Какую тогда функцию исполняет Валентин Олегович в этом правительстве?

Мяхар: Валентин Олегович – это флаг нового поколения. Они сначала использовали образ нового поколения в президентских выборах с Павлом Грудининым, но не получилось. Почему? Потому что он сам по себе олигарх, миллиардер. Поэтому необходимо взять новое поколение и с этим флагом идти вперед. Задачи стратегические и перспективные. Ведь именно 2024 год может изменить страну до неузнаваемости и в их понимании на этом поле Хакасия – лишь маленькая пешка, которой можно жертвовать. Юрий Афонин играет в гамбит. Для него жертва реальных дел в Хакасии, как и в гамбитной партии – это допустимые вещи для того, чтобы взять достаточное количество мандатов в Государственной думе 2021 года. И тем самым влиять на определенные изменения в Конституции и возможный пересмотр государственного устройства РФ, а также выборы 2024 года.

Николаев: На возможный пересмотр государственного устройства РФ?

Мяхар: Конечно, у нас откровенный разговор. Так устроена система. Есть альтернатива Владимиру Владимировичу Путину. Наступит 2024 год, будет ему альтернатива? Очень сложно сказать. Ведь приемника, который мог бы придти на его место, нужно готовить уже сейчас. Но мы не видим вокруг таких фигур, а это ведь последний легитимный срок. А что делать потом? Поэтому одним из сценариев может быть как раз пересмотр Конституции, продление срока полномочий и т.д. Мы отдаем себе отчет, что практически за 20 лет, эта эпоха завершается. Мы стоим на пороге новой эпохи и это очень большая игра, своего рода шахматная партия, которая выходит за рамки нашей республики. Мы находимся в федеральной повестке.

Николаев: Хорошо, Александр Владимирович, мы подходим к завершению нашего разговора и перейдем к блиц-опросу, вы готовы?

Мяхар: Хорошо.

Николаев: У вас есть в жизни политик, у которого вы учитесь?

Мяхар: Да, это Андрей Андреевич Громыко.

Николаев: В политике, на ваш взгляд, допустимо предательство?

Мяхар: Решения, которые непонятны одной из сторон, они допустимы.

Николаев: Переход из одной политической партии в другую – это нормально?

Мяхар: В современной реалии политические партии, которые существуют – это иллюзия.

Николаев: Какую книгу вы сейчас читаете?

Мяхар: «Диалоги о власти. Лестница в небо».

Николаев: На какого литературного героя вы похожи?

Мяхар: Я мало читаю художественную литературу, больше предпочитаю исторические и научно-популярные книги,  поэтому такого героя, на которого я бы хотел походить, в принципе нет.

Николаев: Вы хотите стать главой Хакасии?

Мяхар: Я не исключаю этого.

Николаев: Вы сегодня говорили правду?

Мяхар: Да.

Николаев: Александр Владимирович, я благодарю вас за ответы. Желаю вам удачи на политическом поприще и пусть все, что вы задумали, обязательно сбудется!

Биографическая справка

А.В. Мяхар – родился 8 декабря 1975 года в Абакане. В 1998 окончил институт истории и права Хакасского госуниверситета, там же в 2002 году и аспирантуру. Трудовую деятельность начал в 2000 – с должности ассистента кафедры истории, а с 2004 года трудился на руководящих постах в коммерческих предприятиях.

С 2013 года и по настоящее время является директором Общества с ограниченной ответственностью «Современные технологии».

Политическую карьеру Александр Мяхар начал в 2002 году в партии «Единая Россия», руководил ее общественной приемной, занимал пост заместителя «Молодой гвардии», входил в состав президиума Совета сторонников.

В 2015 году Александр Владимирович вышел из партии. С 2016 по 2019 – председатель регионального отделения Всероссийской политической «Партии Роста».

В 2018 году принял участие в выборах на должность главы РХ, но, оставшись единственным возможным соперником действующему главе региона, снял свою кандидатуру с выборов, как и остальные претенденты.

В 2019 был выдвинут на пост уполномоченного по защите прав предпринимателей в Хакасии, но не получил необходимого числа голосов депутатского корпуса республиканского парламента.

2
Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Анатолий Сидоров
Участник
Анатолий Сидоров

Я доверяю Александру Мяхару. Умен, последователен, напорист и главное находится в самом замечательном возрасте. Все будет хорошо! Он назвал несколько заметных политических фигур в Хакасии. И я с ним согласен, что лидеров надо поднимать, проявлять их индивидуальность, знакомить граждан с их делами. Неплохо было бы еще и еще ” Пульсу Хакасии” возвращаться к личностям, которые вполне могут заменить некоторых заскорузлых и руководителей и депутатов…. Про Правительство РХ и его тусовку и говорить не буду. Нет системы, нет развития. Насчет Афонина полностью согласен. Серая личность и никогда такой “творец” не приведет в свою команду людей, которые и умнее и порядочней.

ива
Гость
ива

“Я совмещаю в себе эти два сегмента” говорит Мяхар, а я думаю, что один сегмент – это дурость, а другой – глупость. Нахватался умных слов, а на налогах экономит, потому что трудоустроен у него всего один человек, а Мяхар и ИП, и руководитель ООО, и журналист, и политолог …