Текстовый вариант видеоинтервью. Сергей Привалов расскажет, как победил Владимира Штыгашева и почему главой Хакасии должен быть председатель Верховного Совета.

Николаев (медиаполитолог): Сергей Павлович, я вас приветствую! Рад видеть в нашей программе. Начну с прошлого. За всю историю Верховного Совета вы, пожалуй, были единственным конкурентом Владимиру Николаевичу Штыгашеву. В 2001 году на выборах председателя Верховного Совета Хакасии вы составили ему серьезную конкуренцию и даже чуть не победили в первом туре, но во втором – проиграли. Что же тогда произошло?

Привалов: Вы знаете, наверно никто не проиграл, а просто выиграла Хакасия. Почему? Эта история была слишком давно, и я рад, что вы об этом помните. Просто надо знать некоторые моменты и ту эпоху, когда было очень серьезное противостояние меду старым и зарождающимся новым: бизнесом, мировоззрением, понятиями и т.д. Также нужно вспомнить тот Верховный Совет, который был достаточно статусным с точки зрения образовательного уровня, так как там было очень много директоров школ, руководителей медицинских учреждений, а также крупных промышленных предприятий. Поэтому Верховный Совет имел очень высокий статус и возникло некое противостояние между тем старым советским, который мы называем «красным», и этим зарождающимся новым. На мой взгляд, возникла необходимость урезонить то старое, поставить их на место и заставить думать современными категориями. Поэтому приняли решение, остановились на мне и выдвинули мою кандидатуру на должность председателя Верховного Совета РХ.

Николаев: То есть вы были выразителем этого нового направления?

Привалов: Безусловно, Владимир Николаевич не считал меня конкурентом, потому что я тогда был известным промышленником, но абсолютно неизвестным политиком. И когда в первом же туре сложилось «36 на 36», для него это, безусловно, был полный шок. То есть, по сути, выигрыш того «нового». После чего начали задумываться над тем, не слишком ли они цепляются за прошлое, или, может быть, стоит трансформироваться в настоящее. Но там существовала и другая ситуация. Если вы помните, то председатель Верховного Совета и председатель правительства также были членами Федерации. То есть каждый человек одновременно сидел на нескольких креслах. А настала эпоха, когда нужно остаться в одном из них и уйти с другого, чего Владимир Николаевич тоже не хотел. Следовательно, будем считать, что та роль, которая отводилась мне – выполнена. На самом деле, я особо не стремился к этой должности. У меня была прекрасная должность и работа, которая действительно мне нравится. Но нужно было выполнить эту историческую миссию.

Николаев: Сергей Павлович, между первым и вторым турами тогда был перерыв. Что такое произошло в этот период, что во втором туре Владимир Николаевич вернул около 14 голосов, которые ему перешли от вас?

Привалов: Между первым и вторым турами образовался большой перерыв. Просто договорились.

Николаев: Можно ли сказать, что в этом случае победила кулуарная борьба?

Привалов: Да, безусловно, это была кулуарная борьба, в результате которой просто договорились.

Николаев: Владимир Николаевич был более опытным в этом отношении по сравнению с вами?

Привалов: Нет, Владимир Николаевич был в шоке от результатов первого выбора и сразу же сдал все свои места, на которых сидел. Это была договоренность, и я считаю, что победила тогда – назовем их так – команда или сторонники Привалова». Это была очень существенная победа.

Николаев: Вы были депутатом третьего, четвертого, пятого созывов,но в последнее время о вас не слышно и не видно в политическом пространстве в республике. Чем вы сейчас занимаетесь?

Привалов: Во-первых, я давно родился и имею возможность немного отдохнуть, осмотреться и рассмотреть предложения, которые мне поступают, но пока они меня не устраивают. Потому что за свою жизнь я попутешествовал по России и поработал во многих местах, в том числе в Подмосковье, Москве, на Урале и т.д. И куда-то сейчас переезжать, к примеру, в Крым, мне, честно говоря, не очень хочется.

Николаев: Я вас правильно понимаю, что вы сейчас отдыхаете, на пенсии, но готовы к предложениям?

Привалов: Я всегда готов рассматривать предложения, потому что когда имеешь какой-то жизненный опыт и в принципе ты достаточно активный человек, почему бы и нет.

Николаев: Не тянет вернуться обратно в политику? Ведь у вас мощнейший производственный опыт, а также политический, и вы могли бы принести пользу республике.

Привалов: Если честно, как-то пока не тянет.

Николаев: Почему?

Привалов: Даже не знаю ответ на этот вопрос. Я сложился в жизни как промышленник и руководитель. Привык заниматься делом, которое хорошо знаю. Безусловно, можно что-то советовать в политике, если это кому-то нужно. Но если нет, то и не надо из этого делать трагедию.

Николаев: Я вас понял. Сергей Павлович, а вы играете в шахматы?

Привалов: Да, немного играю. Только не понимаю взаимосвязи между шахматами и политикой.

Николаев: То есть политика не совсем похожа на шахматную игру?

Привалов: Мне кажется, политики так сложно не живут.

Николаев: Интересно, а на что тогда похожа политика? На какую игру?

Привалов: К этой сфере подойдут более простые игры. К примеру, игра в «Чапаева», так мы ее называли в детстве.

Николаев: Очень интересное сравнение политики.

Привалов: Политика, к сожалению, из личного опыта, не объединяет людей. Хотя по классическому определению должна это делать. Она наоборот – разъединяет. Как говорят многие политики, в этой сфере нет друзей, а есть только интересы. Это как раз меня всегда смущало, и это может быть ответом на тот вопрос, который вы мне задали – почему я не хочу идти в политику. Может быть, именно по этой причине.

Николаев: Печально, но мы сегодня все-таки разбираем игру в шахматы. Вы знаете, что такое в шахматах «блокада»?

Привалов: Нет.

Николаев: Блокада – когда какие-то фигуры мешают какому-то движению. К примеру, движению вашей пешки или даже цепи пешек. Как в данном случае – мой конь мешает движению целой цепочки пешек. Скажите, в вашей жизни в политике вы попадали в такие ситуации, когда вам или вашим политическим партнерам преграждали таким образом путь? Вы попадали в «блокаду»?

Привалов: Я такого не помню. И скорее нет, чем да.

Николаев: Скажите, вы следите за политическими процессами в республике?

Привалов: Да, стараюсь следить. Мне это интересно, так как это жизнь Хакасии и от этого нельзя дистанцироваться.

Николаев: Хорошо, тогда я задам вам такой вопрос. Как вы оцениваете ситуацию, которая сложилась в Хакасии после выборов прошлого года?

Привалов: Она какая-то сложная и непонятная. Вокруг этой ситуации слишком много шума, так как произошла она вопреки всему здравому смыслу.

Николаев: Поясните, что значит вопреки здравому смыслу?

Привалов: Даже сам Валентин Коновалов не ожидал, что его изберут. И говорит об этом открыто. Никто из участников того процесса не ожидал, что так произойдет. Но народ выбрал то, что выбрал. И мне интересна эта ситуация, потому что я считаю, что народ очень часто принимает мудрые решения, с которыми на определенном этапе не соглашаются некоторые политики или люди. Время все расставит на свои места. Те претензии, которые предъявляют сейчас к Валентину Олеговичу, в частности то, что он молод. Я лично считаю, что молодость – не самый большой недостаток. Кроме того, с точки зрения человека, который немного занимался политикой и имеет жизненный опыт, я смотрю на этого молодого человека – лично мы не знакомы – и вижу, что у него есть совесть и честность. И это дорогого стоит. А вот опыт приобрести – здесь тоже интересная вещь: насколько он способен оперативно это сделать, покажет только время.

Николаев: Прошло уже восемь месяцев, это разве не время, чтобы понять, способен он приобретать, учиться или нет?

Привалов: Я считаю, что для такого уровня это не время. Почему? Он надеялся на помощь коммунистов, но, во всяком случае, по материалам средств массовой информации, ему это обещали. Я тоже так думал, что все-таки коммунисты отправят своих ключевых людей, которые умеют управлять, договариваться и выстраивать отношения с центром, его научат, чего, к сожалению, не произошло.

Николаев: Почему не произошло? Ведь в рамках избирательной кампании его наставники – Юрий Афонин, Максим Шевченко и другие его однопартийцы – обещали эту помощь.

Привалов: Вы знаете, меня тоже это разочаровало. Я даже в коммунистах разочаровался, так как думал, что у них больше потенциал. Ведь действительно есть кадровый потенциал, а судя по Хакасии, если честно, я этого не увидел. Хотя республика – интересный регион, в котором они выиграли в очень сложный период, и на этом можно было очень здорово отличиться. Показать всем, как можно управлять сложным регионом, который слишком закредитован. Это не их вина, но они могли бы решить эти проблемы и показать, как они могут это делать. За счет этого рейтинг данной партии был бы поднят очень высоко, тем более в этом году, когда предполагается, что много выборов будет в субъектах Федерации. Если они не решат в Хакасии ключевые вопросы до сентябрьских выборов, то я не думаю, что еще в каких-то регионах у них будет такой успех.

Николаев: Сергей Павлович, вы наблюдали за работой команды Алексея Лебедя, Виктора Зимина и видите, как сейчас работает новая команда под руководством Валентина Коновалова. Можете сделать сравнительный анализ этих команд?

Привалов: Во-первых, это абсолютно разный стиль управления и команды. Алексей Иванович был государственником в хорошем смысле этого слова. И поэтому формировал команду прежде всего как государственник. На мой взгляд, у него была очень сильная и мобильная команда с профессиональной точки зрения. Если сравнить численность команды Алексея Лебедя с командой Виктора Зимина, то получается, что она была увеличена практически в два раза. На мой взгляд, в этом не было и нет никакого здравого смысла. Судить по команде Валентина Коновалова пока на самом деле сложно. Он только формирует ее, причем не столько сам, сколько его старшие товарищи. Плохо то, что зацикливаются на одной партии. Знаете, мне все равно – белые, красные, зеленые, патриоты или либералы, я в этом плане дальтоник. Главное – человек должен быть профессионалом. Партии – это условная вещь, тем более в нашей стране. Они не несут ничего внутреннего. У нас коммунисты становятся либералами, а либералы – единороссами. Через пять минут они уже разные и сами не понимают, кто. У них нет внутреннего стержня. Сегодня нужно жить современной жизнью и требованиями.

Николаев: Вы сказали, что самое главное не партия, а профессиональный подход. И обсуждаемая в последнее время в СМИ и социальных сетях тема «прихода варягов» на руководящие должности в правительство РХ – в регионе своих кадров нет?

Привалов: Безусловно, своих кадров очень много и плохо то, что их не замечают, а если приходит варяг и толковый, то мы должны это только приветствовать.

Николаев: Толковые варяги сегодня пришли в команду Валентина Коновалова?

Привалов: Я лично с ними не знаком, но судя по публикациям и телевизионным передачам, пока, если честно, не увидел, чтобы кто-то из них принес в Хакасию что-то новое.

Николаев: Вам предлагали войти в состав нового правительства?

Привалов: Нет, мне не предлагали, так как я всегда занимался другой деятельностью.

Николаев: А если бы вам предложили, вошли бы?

Привалов: Если я бы посчитал, что это полезно для республики, то, наверно, это сделал. Ведь я смогу реализовать то, что вижу, почему бы и нет.

Николаев: Вы, как промышленник и депутат трех созывов, который знает все политические нюансы, в том числе бюрократию исполнительной власти, а также потребности производственников, которые есть в республике, у вас были большие «завязки» и на федеральном уровне, вы видите пути развития Хакасии? Как вывести регион из кризиса?

Привалов: На мой взгляд, должна быть региональная идея, выношенная обществом. К примеру, сейчас в Хакасии проживает около 540 тысяч человек. Я бы поставил задачу – нужно просчитать, чтобы в течение 10 лет население региона увеличилось до 1,5 млн или даже трех. При этом осознаю, что кому-то это покажется не совсем реальной идеей, но именно под такие цели раскручиваются все существующие программы: промышленность, образование, здравоохранение и т.д. Процветание региона может наступить только через увеличение численности населения. Ведь самый дорогой капитал и инвестиции – это люди, а не деньги. Народ, который сюда приедет, создаст тот потенциал, который нужен для развития Республики Хакасия.

Николаев: То есть главная проблема, которая сегодня стоит перед  руководством региона – отсутствие амбициозных целей?

Привалов: Да, а также наличие региональной программы, от которой будет расти все остальные показатели.

Николаев: Давайте все-таки поговорим о политике. Валентин Олегович Коновалов уже восемь месяцев находится у власти Хакасии и постоянно попадает в какие-то скандалы. Но при этом, по моим данным, у него до сих пор остается достаточно высокий рейтинг, то есть он популярен в народе. Почему?

Привалов: На самом деле это происходит потому, что неправильно построена система управления. Я всегда об этом говорил и не скрывал. В Хакасии главой республики должен быть председатель Верховного Совета, избранный по одномандатному округу, а потом и на Верховном Совете. Это у нас по Конституции РФ – представительная и законодательная власть, которая должна быть сформирована. Ведь невозможно, чтобы исполнительная власть ставила задачи сама себе, это же самая большая глупость. Она сама их корректирует и не выполняет. Так можно бесконечно идти – всегда зайдете в тупик. Если это поменять, то все встанет на свои места.

Николаев: Но, Сергей Павлович, до 1995 года, если не ошибаюсь, то есть до принятия Конституции РХ, высшим должностным лицом нашей республики был как раз председатель Верховного Совета региона, почему же все так переделали?

Привалов: Сделали глупость, которую никто не желает исправить. Хотя давно пора это сделать.

Николаев: И все-таки давайте вернемся к рейтингу Валентина Коновалова. Почему он находится на таком уровне, несмотря на все скандалы?

Привалов: Потому что еще помнят прошлое правительство РХ. В обществе до сих пор существуют протестные настроения.

Николаев: Но ведь восемь месяцев уже прошло.

Привалов: Значит, у людей хорошая память. Вот, к примеру, объясните мне простой вопрос: вы говорили о сравнении нескольких предыдущих правительств в Хакасии, сейчас очень много спорят по этому поводу администрация губернатора…

Николаев: Да, кстати, вы на какой стороне в этом споре, на стороне Верховного Совета или Богдана Павленко?

Привалов: Я нахожусь на стороне Верховного Совета.

Николаев: Почему?

Привалов: Очень просто, все функции, которые сегодня выполняет администрация РХ, у Алексея Ивановича выполнял один человек. Он у него был и помощник, и водитель, и охранник и т.д.

Николаев: Почему тогда команда Валентина Коновала так упрямо вцепилась в эту тему и не хочет ликвидировать администрацию, хотя во время выборной кампании говорилось обратное?

Привалов: Потому что ей командует представитель из Тулы – Богдан Сергеевич Павленко.

Николаев: В противовес инициативе Верховного Совета, который говорит о ненужности администрации, команда Валентина Коновалова сделала другое предложение, чтобы сократить количество депутатов Верховного Совета до 15 или 25 человек. Как вы относитесь к этой идее?

Привалов: Там тоже многое имеет смысл. А зачем десять комитетов в Верховном Совете? Вот объясните мне, к примеру, мандатный комитет, который работает сейчас в течение 5 или 6 лет, максимум двадцать минут. Зачем он нужен? Ну, передай его функции кому-нибудь из заместителей председателя Верховного Совета: озвучить, сколько депутатов избрано, выбыло и т.д. Его функции закончились. Или другой пример: что за комитет по какой-то депутатской этике? За эти 20 лет вы видели, чтобы там кто-то работал?

Николаев: Вы, как бывший депутат, можете оценить профессиональный уровень нынешнего седьмого созыва Верховного Совета?

Привалов: Если честно, он как-то меня не радует. Более того, я очень разочарован. Приведу пример, что меня больше всего удивило: почему в этом депутатском корпусе нет представителей образования? Кроме того, в нем очень слабо или вообще не представлен медицинский корпус.

Николаев: Но ведь такой выбор сделал избиратель?

Привалов: Вы знаете, не только избиратель, но и люди, которые туда не пошли в силу определенных причин. И получается, что они избраны по партийным спискам. Я вообще не понимаю, как эти люди туда попали. Лучше когда каждый депутат «одномандатник», а не просто его выбирают по какому-то списку. Ведь смешно, когда список, к примеру, ЛДПР, возглавляет Владимир Жириновский, что это такое? Получается – самый настоящий подлог и обман избирателя, а также неуважение.

Николаев: Но ведь это все делается в рамках действующего избирательного законодательства, которое в том числе принимали депутаты Верховного Совета РХ, также в том пятом созыве, в котором вы работали?

Привалов: Я с вами согласен, что принимали. Никогда не голосовал за такие решения, можете проверить, и всегда был против.

Николаев: Сергей Павлович, мы завершаем нашу беседу. Давайте перейдем к блиц-опросу, то есть коротким вопросам и ответам. У вас есть идеал политика?

Привалов: К сожалению, нет.

Николаев: Ваша любимая книга.

Привалов: У меня есть любимый писатель – Юлиан Семенов.

Николаев: Ваши увлечения, хобби?

Привалов: Когда был молодым – всегда увлекался спортом. Сейчас моим увлечением является погружение в историю.

Николаев: Вы готовы простить предательство?

Привалов: Скорее нет, чем да.

Николаев: Вы готовы стать главой РХ?

Привалов: Скорее нет, так как я давно родился.

Николаев: Вы вернетесь в политику?

Привалов: Я присматриваюсь к этой теме. Если потребуется – могу быть рядом и помогать.

Николаев: Вы говорили сегодня честно?

Привалов: Во всяком случае, я старался говорить честно и не думаю, что где-то лукавил.

Николаев: Сергей Павлович, благодарю вас за ответы и немного жалею, что вы сегодня не участвуете в политических процессах. Желаю вернуться в политику, успехов, удачи и всех благ!

Биографическая справка

Сергей Павлович Привалов – депутат Верховного Совета РХ третьего-пятого созывов. Родился 30 января 1955 года, образование – высшее. В 1991 году окончил Красноярский политехнический институт по специальности инженер-электрик.

С 1997 по 2012 год возглавлял ПАО «Абаканвагонмаш». Был руководителем регионального отделения Российского Союза промышленников и предпринимателей.

С 2000 по 2004 годы представлял Хакасию на экспертно-экономическом Совете Сибирского федерального округа.

В 2000 выступил конкурентом Владимира Штыгашева на пост председателя Верховного Совета РХ, где в первом туре набрал с ним равное количество голосов, но проиграл во втором туре. Сергей Привалов имеет почетное звание «Заслуженный машиностроитель РХ».

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о