Текстовый вариант видеоинтервью. Политик и предприниматель Валерий Шавыркин размышляет над тем, в какой политической реальности оказалась Хакасия после прошлогодних осенних выборов. Также он вспоминает работу с Алексеем Ивановичем Лебедем и говорит о том, как надо увековечить его память.

Николаев (медиаполитолог): Сегодня у нас в гостях человек, которого я очень уважаю. Он был депутатом Верховного Совета РХ, заместителем председателя республиканского правительства, его мнение очень важно и ценно для большинства участников новой политической реальности – это Валерий Васильевич Шавыркин. Я вас приветствую и благодарю, что согласились стать гостем нашей программы. Вы долго были активным участником политических процессов в Хакасии, но в последнее время в публичном пространстве о вас очень мало слышно. Чем вы сейчас занимаетесь?

Шавыркин: Из политики я ушел еще 14 лет назад, о чем нисколько не сожалею. Вы знаете, когда с 27 лет являешься руководителем и занимаешься политикой – это в конце концов надоедает, а дорога должна быть освобождена для молодых людей, которые бы сегодня занимались эффективной политикой, поскольку нужен светлый ум и новые идеи. Поэтому я просто ушел.

Николаев: Но вы следите за теми политическими событиями, которые происходят сейчас в Хакасии?

Шавыркин: Да, конечно.

Николаев: Тогда с вашего разрешения, давайте поговорим все-таки о политике. Итак, осенью прошлого года в Хакасии наступило время новой политической реальности. Главой РХ был избран молодой коммунист – Валентин Олегович Коновалов. Аналитики говорят, что избиратель Хакасии, таким образом, выразил протест бывшему губернатору региона Виктору Михайловичу Зимину. Но почему избрали человека без опыта? Ведь была возможность проголосовать против, и тогда бы назначили новые выборы с новым составом кандидатов на новое должностное лицо Хакасии. Что же тогда произошло осенью прошлого года?

Шавыркин: Вы знаете, Хакасия – довольно сложный регион в политическом понимании. Всегда эта территория считалась «красной». В советское время она действительно была коммунистической и здесь работали такие люди как, к примеру, Олег Семенович Шенин (секретарь ЦК КПСС), а также вся элита была рождена именно в советское время и с коммунистической идеей. И когда проводились выборы президента и в Государственную Думу – всегда сдержанно голосовали за новые идеи, реформаторство и т.д. Поэтому тот протест, о котором вы говорите, политологи уже оценили. Он действительно был, что привело к победе Валентина Коновалова. Народ просто устал от пустых обещаний и самонадеянности, что все это народ в очередной раз «проглотит». Но, увы – народ не проглотил, поэтому пришел тот человек, который сегодня находится у власти. А почему так проголосовали? Да потому, что КПРФ – значимая партия, которая у всех на слуху, поэтому проголосовали за коммунистов.

Николаев: То есть голосовали за Валентина Коновалова, в том числе потому, что он коммунист?

Шавыркин: Голосовали за него в первую очередь только потому, что был протест. А знакомство с коммунистической идеологией существовало давно в нашем обществе, поэтому прошел их представитель.

Николаев: Почему жителей Хакасии не испугал тот факт, что у Валентина Олеговича абсолютно нет опыта управления республикой?

Шавыркин: Вы знаете, когда общество идет в разнос, оно всегда парадоксально. И парадокс случился, ведь голосовали не за Валентина Коновалова, а против Виктора Зимина.

Николаев: А вы принимали участие во втором туре голосования?

Шавыркин: Да, принимал. Я голосовал за Александра Мяхара. Он одноклассник моего сына.

Николаев: Скажите, пожалуйста, у меня есть информация, что весной прошлого года к вам обращались за тем, чтобы вы выдвинули и свою кандидатуру на выборы главы РХ, это правда?

Шавыркин: Да, это правда.Я не согласился по разным причинам. Первое – возраст, ведь мне все-таки 67 лет.

Николаев: А разве для политика это много?

Шавыркин: Да, это уже много. Я объективно оцениваю шансы Хакасии на то, чтобы она вышла из глубокого кризиса. Второе – для того, чтобы ты мог нормально работать, нужна очень серьезная поддержка федерального центра. Если выдвигаться просто так, то будет происходить то же самое, что сейчас происходит в РХ. Вы же наблюдаете за тем, какой «пресс» сегодня осуществляется на новую власть, хотя она постоянно допускает ошибки и оправдывается. Если ты претендуешь на такую должность – главы РХ, ведь это в принципе государство, значит – ты должен вести себя так, чтобы были приняты правильные решения, сформировать профессиональную команду, которая способна решать все вопросы в нашем субъекте, то есть в Хакасии. Но, к сожалению, этого не происходит.

Николаев: Почему вы считаете, что Валентин Коновалов сформировал непрофессиональную команду?

Шавыркин: Я живу и работаю в Республике Хакасия всю свою жизнь, поэтому знаю всех людей, которых он привел в команду, в том числе их политические и профессиональные способности. Ведь каждый министр и заместитель должны быть политиками. Но, к сожалению, это не те люди, которые приведут к победе в Хакасии. Они никогда не смогут переломить сложившуюся ситуацию, тем более без поддержки федерального центра.

Николаев: Почему это произошло? Потому что у коммунистов короткая скамейка запасных кадров?

Шавыркин: Совершенно точно.

Николаев: Но ведь в нынешний состав правительства РХ входят не только коммунисты, но и представители других партий.

Шавыркин: Это и правильно, но самое главное среди них найти тех людей, которые способны решать те или иные профессиональные задачи. Ведь та команда, которая сегодня есть, и вновь прибывшие сюда люди, не способны понять, что такое Хакасия. Менталитет нашего народа очень серьезно отличается от Тульской области, Москвы и т.д. Здесь национальная территория, своеобразный климат и множество подводных рифов, которые будут мешать им решать многие вопросы, и прежде всего, политические.

Николаев: Говорят, что кадров в Хакасии нет. На ваш взгляд, есть сегодня в республике люди, которые способны вставь во главе правительства, занять руководящие посты, о которых бы действительно можно было сказать, что это профессионалы?

Шавыркин: Конечно, есть. Надо просто знать свой народ и растить достойные кадры. Нормальные руководители всегда занимались ростом таких кандидатов. Но, к сожалению, последние 10 лет политическое поле было вытоптано. Почему? Нам тоже становится понятным исходя из последних выборов. Пришли те кандидаты, которые ничего из себя не представляют – так называемые «технические кандидаты», которых выбрали для выборов. То есть их выбрали и ошиблись.

Николаев: Ошиблись в каком плане? Не предполагали, что они поведут собственную игру, как Валентин Олегович Коновалов?

Шавыркин: Совершенно верно.

Николаев: Хорошо, вы играете в шахматы?

Шавыркин: Да, но дети играют лучше, чем я.

Николаев: Мы не будем сегодня играть в шахматы, а разберем комбинацию, которая называется «засада» – когда дальнобойная фигура может срубить конкурентную, но ей мешают какие-то свои либо чужие фигуры, как здесь на этом поле. К примеру, вот дальнобойный слон и ладья, но здесь мешает конь и пешка, но ход мой, поэтому я рублю конем пешку, а моего коня, соответственно, рубит ваша пешка, дальше я иду вперед, угрожая слону и ферзю, но при этом открывается линия на бой ладье. Но она не может уйти, так как ферзь рубит пешку, слон – ладью. Скажите, вы в политике когда-нибудь использовали такую стратегию – «в засаде»?

Шавыркин: Никогда.

Николаев: То есть вы предпочитаете всегда идти открыто на передовой фронт?

Шавыркин: Я всегда открыт для общества и политиков, поскольку моя последняя должность – заместитель председателя правительства и защита интересов правительства в Верховном Совете предполагала только открытый разговор и диалог с любым из оппонентов. Никакого «пресса» не было, и в принципе у нас все получалось с Верховным Советом на стадиях подготовки к сессиям, в том числе бюджетная сессия, которая, как правило, всегда была скандальной. Но в дальнейшем мы добились полного взаимопонимания, не смотря на то, что Верховный Совет РХ контролировал все вопросы, связанные с использованием финансовых средств. Почему сегодня этого не происходит и не происходило последние десять лет, мне не понятно…

Николаев: То, что произошло сегодня, когда парламент многопартийный и нет монополии одной партии, это лучше для Хакасии?

Шавыркин: Из этого никогда не надо строить проблему. Во-первых, чтобы правильно организовать работу законодательного органа власти и правительства, необходимо полное взаимопонимание в решениях и действиях. Ведь сегодня никто из них не провозгласил, как они видят выход из сложившейся ситуации. Каким образом можно погасить то, что происходит сегодня, социальные взрывы и т.д. Как придти к экономическому, финансовому консенсусу, а также найти взаимопонимание с федеральным центром, провести грамотный разговор, представить себя  и т.д. Ничего этого не происходит.

Николаев: Но ведь, когда шла предвыборная кампания того же Валентина Коновалова, было в принципе все понятно, в том числе как он добьется дохода в бюджет, вытащит республику из кризиса. Что же произошло сегодня после выборов? Сейчас мы видим растерянность и не видим стратегии развития Хакасии на ближайшее время. В чем проблема?

Шавыркин:  Проблема в лозунгах, которые провозгласил сам Валентин Коновалов. Я думаю, что их ему навязали политологи, которые вели его к победе. Но ведь за каждый из лозунгов необходимо отвечать, и самое губительное для политика – если он пообещал во время выборов и не сделал потом, это и есть политическое фиаско. Будущего у этого политика не будет, если он не выполнил своих предвыборных обещаний.

Николаев: А если политик просто ставит перед собой задачу избраться хотя бы на один срок. Ведь эти пять лет – они не просто будут упущены для республики, а станут серьезным ударом для дальнейшего ее развития. Что нам тогда делать в этой ситуации?

Шавыркин:  Понимаете, если политик зрелый, и он понимает, что ничего не сможет сделать в республике из того, что пообещал – он должен сказать: «Простите меня, но я ухожу, потому что я не смог выполнить те вопросы, которые обещал решить». Ведь что сегодня необходимо человеку? Это продовольствие, которого нет в Хакасии, а также достойное здравоохранение, образование, бюджет, безопасность и комфортные условия проживания, то есть службы ЖКХ, дороги и т.д. Вот эти 5–6 слагаемых, которые делают общество мирным. После чего оно верит своим политикам и развивается поступательно. Если этого нет, то тогда наступает момент истины.

Николаев: Вы сказали, что политик должен уйти в отставку сам, а если он не уходит? У нас нет механизма отзыва политика с такой должности. То есть это практически невыполнимо, что же тогда делать?

Шавыркин: Сегодня критерии оценки деятельности тех или иных руководителей субъектов Федерации заложен администрацией президента РФ и оценочная статистика (накопительная) будет вестись по каждому из них. Я об этом читал и многие политологи об этом говорили. Критерии оценки очень жесткие, и я просто уверен в том, что Кремль не будет терпеть того политика, который не решает проблемы территории. Они его уберут с этой должности.

Николаев: В 1996 году вы впервые принимали участие в выборах председателя правительства РХ, именно так называлась тогда должность высшего должностного лица республики. После чего – стали заместителем председателя правительства Алексея Ивановича Лебедя. Скажите, вы были членом его команды или оппонентом в этом правительстве?

Шавыркин: Нет, конечно, я был членом его команды. Но принципиально, если так говорить – скорее всего спойлером. У нас возникло опасение, что могут снять свои кандидатуры, поскольку оппозиция была достаточно серьезная в лице элиты, той, которая была сформирована на тот момент. И Алексей Иванович приехал ко мне домой и попросил стать его заместителем.

Николаев: Вы так легко называете себя спойлером?

Шавыркин: В то время да, я просто оказал своему другу услугу, после чего во втором туре призвал голосовать за него.

Николаев: Валерий Васильевич, тогда правительство Алексея Ивановича подвергалось жесткой критике со стороны оппонентов и СМИ. Спустя годы как вы оцениваете свою работу и той команды, которая тогда была сформирована?

Шавыркин: Вы знаете, команда Алексея Лебедя выполнила свое предназначение в первый выборный период. Поскольку, закончив 2000 год и выиграв выборы на второй срок, на 2001 год уже был сформирован бюджет развития РХ. В том числе погашены все долги, которые были сформированы в результате многолетних неплатежей: детские пособия, всевозможные социальные выплаты, заработные платы, которые не выплачивались порой 6–8 месяцев. Были протесты, в том числе и по пенсионным вопросам. Ведь мало кто понимал, что это дело в основном государства. Но в то же время я помню случай, когда мы были заблокированы на втором этаже правительства, все прорывались в кабинет Алексея Лебедя, и мы с Виктором Николаевичем Заярко оборонялись у дверей Алексея Ивановича, когда пенсионеры требовали, чтобы им выплатили пенсию, которую они не получали в течение трех месяцев. Команда, конечно, как говорится, не щадя живота своего, выполнила эту задачу. И затем мы жили более спокойно в формировании бюджетной политики, вплоть до окончания срока полномочий. Я уже говорил об этом, правительство Алексея Лебедя вышло из ситуации, завершив достойно свое путешествие в этой политике.

Николаев: Это была сильная команда?

Шавыркин: Она менялась, но главное – была команда профессионалов. Это очень важно.

Николаев: Считаете ли вы, что нужно увековечить память Алексея Лебедя в Хакасии?

Шавыркин: Я лично этим вопросом буду заниматься. Почему? Потому что человека, который проработал 12 лет на благо нашей республики, нельзя забыть. Много хороших дел было сделано и осталось масса впечатляющих моментов в жизни, а также объектов, которые произведены силами правительства под руководством Алексея Ивановича. Это действительно харизматичная личность, и то отношение, которое сегодня имеет наша власть к этому человеку, оно меня удручает. Умер Алексей Иванович, и я сразу же сообщил об этом первому заместителю председателя правительства РХ, а также Верховного Совета, назвав три основных позиции. Первое – необходимо принять участие в организации похорон и для этого есть представительство. Второе – семья нуждается в материальной помощи и ее необходимо оказать, все-таки человек 12 лет проработал на высшей государственной должности. И третье – оказание финансовой поддержки деятелям, чтобы делегация все же появилась на похоронах. Это не было выполнено и все эти вопросы мы решили с друзьями, собрали необходимое количество средств, которых на все хватило. А вот черствость власти в этом случае и неуважение к памяти человека меня просто покоробило.

Николаев: Как, вы считаете, нужно увековечить эту память?

Шавыркин: Мы сейчас думаем над этим вопросом, те коллеги, которые работали вместе с Алексеем Ивановичем. Все же необходимо дать название одному из объектов, который был бы каждый день на виду и на слуху. У меня такое предложение. Есть памятник воинам-интернационалистам, расположенный на площади возле железнодорожного вокзала. Его мы создавали с Алексеем Ивановичем вместе. Финансирование шло за счет средств наших партнеров по бизнесу, площадь называется «привокзальная». Вот её бы можно было назвать именем Алексея Ивановича, поскольку он сам воин-интернационалист и все будут вспоминать его, приходя на эту площадь.

Николаев: Хорошая идея и спасибо вам за это. Валерий Васильевич, еще хотел бы с вами поговорить вот о чем: осенью прошлого года Виктор Михайлович Зимин выступил с идеей разделения должностей главы и председателя правительства РХ, но выборы завершились и идея не получила своей дальнейшей реализации. Но в последнее время именно она не дает мне покоя. Я считаю, что наш неопытный губернатор очень любит вручать почетные грамоты, благодарственные письма, встречаться с людьми, фотографироваться, но как-то неохотно, занимается хозяйственными делами и проблемами. Может предоставить ему такую возможность, чтобы он как глава республики выполнял данные представительские функции, а проблемами занимался председатель правительства РХ – человек, который имеет управленческий опыт. Как вы думаете?

Шавыркин: Нет, конечно. По этому поводу я уже высказывал свое мнение в одном из интервью, когда только эта идея прозвучала. Я выступил категорически против. Что значит, на 540 тысяч человек иметь все то, что мы имеем? Первое – штатные расписания всех муниципальных образований и государственной гражданской службы, то есть правительства (министерств, ведомств) увеличилось ровно в два раза по сравнению с тем, что было у Алексея Лебедя. Значит, в два раза увеличились расходы на содержание и т.д. То есть не самоцель сократить и эффективность управления заключается не в количестве человек, а в функциях того или иного органа. У нас бывает так, что одно министерство параллельно может решать вопросы, которыми занимается тот или иной комитет, причем они используют все те же механизмы, что были раньше. То есть реформации никакой еще не произошло. Но взаимозаменяемости в министерствах быть не должно. Нужно четко разграничить все полномочия государственной службы в том или ином направлении. И второй момент – надо посмотреть, какие функции можно напрямую передать муниципальным образованиям, в том числе с финансированием, чтобы они на местах могли решать вопросы. Ведь Владимир Путин произнес правильную фразу: «До местного самоуправления граждане должны дотянуться рукой». И это правильно. Но вопросы финансирования в муниципальных образованиях находятся на нулевом уровне.

Николаев: Почему, на ваш взгляд, Валентину Коновалову не помогают старшие коллеги по партии? Ведь, когда шла избирательная кампания, сюда приезжали Максим Шевченко, Юрий Афонин, Павел Грудинин и т.д. Достаточно большая делегация, и все обещали помочь. Что произошло сегодня, почему они бросили его одного?

Шавыркин: Я задаю себе точно такой же вопрос. Мне кажется ответ простой – лозунг «Выиграли выборы в Хакасии», который теперь гуляет повсюду. Его же обещали провести по всем кабинетам. Но раз обещали, то сделайте. Понимаете, просто веры на следующих выборах партии КПРФ уже не будет. Она сейчас находится на «острие» наблюдений наших жителей. И люди начали делать оценки.

Николаев: Вы бы согласились стать советником Валентина Коновалова, чтобы объяснить, как нужно работать, действовать и развивать Хакасию?

Шавыркин: Нет, я бы не согласился. Я вижу человека изнутри, в силу своего опыта и возраста, и сразу могу понять, будет с него толк или нет. И осознаю, что все траты в обучении были бы бесполезными. Тем более та команда, которая его окружает, не способна решать вопросы. Советовать можно, но кто будет делать!

Николаев: Валерий Васильевич, мы подходим к завершению нашей программы, и позвольте задать вам несколько коротких вопросов, провести с вами так называемый блиц-опрос. У вас есть кумир в политике?

Шавыркин: Да, я лично был с ним знаком – это Евгений Максимович Примаков.

Николаев: Как вы думаете, политики имеют право давать невыполнимые обещания?

Шавыркин: Некоторые обещания можно давать, которые не будут приносить негатива.

Николаев: Вы давали такие обещания?

Шавыркин: Да.

Николаев: Вы сожалеете, что не стали главой РХ?

Шавыркин: Нет.

Николаев: А из вас бы получился достойный глава РХ?

Шавыркин: Не готов ответить на этот вопрос.

Николаев: Скажите, почему вы пришли на это интервью?

Шавыркин: Вы меня пригласили. Я пришел для того, чтобы изложить свою точку зрения на происходящие события в республике.

Николаев: Вы говорили сегодня откровенно?

Шавыркин: Совершенно.

Николаев: Я говорю вам спасибо за то хорошее, что вы сделали для нашей республики. Желаю здоровья, счастья и удачи!

Биографическая справка

В.В. Шавыркин – уважаемый и популярный политик в РХ. Родился 3 октября 1951 года в селе Новотроицкое Бейского района Хакасской автономной области. Окончил Красноярский сельскохозяйственный институт и Российскую академию государственной службы при президенте России. Долговое время работал на руководящих постах в сельском хозяйстве Хакасии, в том числе в крупнейшем в республике агрокомбинате «Хакасия». В 1992 году Валерий Шавыркин стал депутатом Верховного Совета и на первой сессии был избран первым председателем нового Республиканского парламента первого созыва, но через несколько дней, чтобы не допустить в Верховном Совете межнациональный конфликт, добровольно сложил с себя полномочия председателя. Тот поступок до сих пор не однозначно оценивается в обществе, но тогда Верховному Совету действительно грозил раскол. Первое – парламент республики мог распасться, не начав работать, поэтому очевидцы тех событий говорят, что решение Валерия Васильевича было мудрым и дальновидным.

В 1997 году он принял предложение председателя правительства РХ Алексея Ивановича Лебедя и стал его заместителем. Работать пришлось в самые трудные годы, когда в казне республики не было средств на выплату заработной платы и социальных пособий. Жители устраивали митинги и перекрывали дороги. Но благодаря слаженной работе команды Алексея Лебедя главные трудности удалось преодолеть и Хакасия медленно, но упорно начала встать на путь развития. После ухода из правительства Валерий Шавыркин снова избирался депутатом Верховного Совета РХ 4-го созыва. Он является Заслуженным работником сельского хозяйства РФ, награжден десятью медалями, Почетной грамотой Совета Федерации Федерального Собрания России и Почетной грамотой Верховного Совета РХ.

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о