Дмитрий Потапенко – предприниматель, экономист, управляющий партнёр компании «Management Development Group Inc», владелец популярного информационного сайта имени себя, где делится новостями и собственными суждениями с миром. Поделился он и с читателями «Пульса Хакасии» некоторыми размышлениями. Интервью у политика, блогера и экономиста взял Александр Мяхар.

Суждения экономиста об оторванных ногах, клубке целующихся змей и «не предпринимателях» с альтернативным доходом

– Здравствуйте, Дмитрий. Спасибо, что согласились на интервью. В нашей маленькой, но гордой Хакасии вас любят, ценят и уважают. Начнем с места в карьер, заходишь на ваш сайт и натыкаешься на преамбулу: «Нашей экономике оторвали ноги!» Что в вашем понимании ноги для экономики, кто их оторвал и когда?

– Выносить в заголовки хлесткие фразы – нормальный прием для журналистики, а говоря об оторванных ногах экономики, мы задаемся вопросом: есть ли у нас экономика как таковая? Все-таки экономика должна держаться на определенных столпах, которые пусть и зависят от какой-то конъюнктуры рынка, но устойчивы и сбалансированы. Когда почти 70% экономики находится в так называемом «государственном» секторе… Я в кавычки беру это слово, потому что методологии управления экономикой государством в России не существует, а само государство – это клубок целующихся змей. Набор кланов, которые осознанно используя сильно популистскую риторику управляют страной. Говоря об оторванных ногах, мы подразумеваем и искусственную девальвацию рубля, проведенную в 2014-м году. Она именно искусственная, поскольку курс рубля сейчас искусственно удерживается той самой оторванной экономикой. Если смотреть на людей с альтернативным доходом (заметьте, я не употребляю слова «предприниматели», говоря о людях, которые могут себе позволить иметь альтернативный доход в обход того кирпича, под названием «государство»), их число незначительно. Это осознанная позиция тех колонн власти, потому что их задача – уничтожить любой альтернативный доход и затянуть в свой план этих людей. Для них выгоднее поставить как можно больше экономических рабов под свои штыки. Любой человек, имеющий альтернативный доход, для них – враг системы.

– То есть, правильно ли я вас понял, для предпринимателей перспектива достаточно печальная?

– Они были печальны всегда. Про малый бизнес, который не нужен, про новый и средний бизнес, я говорю последние лет пятнадцать. И тут ничего нового.

– В продолжение темы хлестких слов, у меня не выходит из головы недавнее выражение нашего премьера «гильотина для бизнеса». Может быть, подразумевалось отсечение каких-то барьеров, или налогов, но я понял всё утрировано и перед глазами встала страшная картинка, что всё! Бизнесу нужно готовиться к худшему…

– Нормальная реакция предпринимателя, которой обладает сколь-нибудь существенным опытом. Мы ж не пионеры, которые любят посмотреть бодренькие ролики на ютубе. Это не про бизнес, а про стиль жизни. Кто-то считает реальной порнографию, собственно, и в порнографических фильмах можно наблюдать отображение бизнеса не только в России, а вообще, в целом. Когда 39% экономики находится в черной или серой зонах, 45% компаний в своём штате не имеют ни одного сотрудника, от 15 до 10% компаний имеют от одного до двух сотрудников и порядка 5-7% компаний – ограничили их численность до 5. Эти официальные цифры налоговой службы. То есть, если суммарно посчитать, порядка 65% компаний, имея обороты и прибыли либо не имея прибыли, находясь в убытках, не имеют работников. Это считается нормой, и все понимают, почему так происходит. Компании дробятся, разбиваются, потому что, если всё объединить, тебя просто сразу же накроют и захлопнут. Естественная реакция предпринимателей на беспрецедентный грабеж, который называется экономической политикой. Никакой экономической политики последние 30 лет нет, есть намерение все отобрать и поделить как в семнадцатом году, только более легальными способами.

– Вернусь к вашей фразе про клубок целующихся змей. Надо ли её понимать, что экономикой никто не занимается, вместо этого идет внутриполитическая борьба за определенное влияние определенных группировок и всем этим занята наша верхушка?

– То, что принято считать политикой, на самом деле политика, перепачканная в дерьме экономики. Люди «верхушки» просто рубятся за ресурс. Задача этих нескольких феодалов – грабить крестьян. Чем более ветхий у крестьянина дом, которому при этом надо кормить семью, себя, тем скорее он переходит в подчинение, как вассал. С точки зрения механики управления, они делают всё разумно и правильно.

– В одной хорошей статье этот механизм замечательно описан. Я давно понял, что в нашей стране никогда легко не будет. Не было легко и в советские годы. Тоже приведу пример лайфстайла. Скажем, я пришёл к пониманию, что хочу быть предпринимателем. Мне нравится свободный образ жизни, нравится предпринимать. Как в этой системе действовать предпринимателю? Просто уйти в тень или все-таки есть механизмы, благодаря которым можно сотрудничать с государством, идти на какие-то компромиссы?

– Вы все равно останетесь. Это иллюзия, будто можно сгореть от порочности нашей системы, на самом деле являясь её частью. Даже когда вы находитесь в серой зоне, это означает что часть вас всё равно остаётся в какой-то её легальной зоне. Любой гражданин или предприниматель вынужден находиться в этой системе компромиссов. Любой гражданин, сейчас я не акцентирую внимание на предпринимателях, поскольку и среди ваших слушателей, и среди наших читателей, поклонников и последователей, среди людей с которыми я сотрудничаю, огромное количество так называемых государственных служащих. Это полицейские, военные, врачи, высшие должностные лица, которые тоже понимают ущербность принципа такого управления. И высшие должностные лица, и те, кого мы ошибочно называем олигархами, – все они понимают ошибочность принципа управления и прикладывают существенные усилия, чтобы поддержать меня и моих коллег. Для гражданина эта история тоже тупиковая, потому что быть заложником этой системы бессмысленно. Но будет ли дальнейшее развитие, сильно зависит от обычного гражданина, от его позиции. Потому что если гражданин, находясь, например, в зависимых условия от того, что мы называем государством, от этой группировки, не будет понимать её ошибочность, то он сам будет пропагандировать то, что называют почему-то левыми идеями. Хотя никаких левых идей здесь нет, и смешно их так называть.

– Пример нашей республики чётко показал: если не нравится политика управления, не устраивает развитие экономики, если зарплаты падают, а жизненный уровень ухудшается, то мы выбираем именно самый левый край. Почему-то общество так поляризуется, и если не видно этого самого левого, то давайте всё разрушим и поделим по-другому. Где здесь найти баланс?

– К сожалению, и это отмечают все политологи, следующий избирательный цикл будет персонифицированным с радикализацией левых идей и требованием всё взять и поделить. Сотню лет мы сами в себе воспитываем вот этот оппортунизм, в расчёте на некое государство, государя или кого-то ещё. Мы только в 1861-м году отменили рабство, это не очень давно в историческом масштабе. Расчет на то, что кто-то о тебе позаботится, в обществе ещё очень силён. Венесуэла яркий тому пример: абсолютно нищее население раз в две-три недели выстраивается в очередь за туалетной бумагой, но по-прежнему хочет доброго царя, вместо того чтобы рассчитывать на себя. Оно не хочет себе больших свобод. По версии некоторых политологов, в двадцать первом году произойдет канонический перелом. Может быть, его оттянут до 2022 года, максимум, все равно мы столкнёмся с радикализацией левых идей.

– Может быть, мы заложники географии, как сказал Ключевский? Может это география выбила Россию из колеи, и мы долгое время жили в условиях отсутствия конкуренции? Скажем, в Европе земли мало, и они вынуждены делать продукт лучше и качественнее, потому что иначе им не выжить на рынке. У нас всего много, так зачем к чему-то стремиться? Может государство где-то, что-то сделает, а мы будем ждать…

– Ну, это такая банановая республика, когда всё растет, банан сам упал… Леность ума, леность поведения, а всё, что я сейчас высказываю, по сути – выход из зоны комфорта. Вот смотрите: сидит государственный служащий, министр на своём месте, у него всё хорошо и прекрасно. Для него сохранение власти становится основой основ. Ему нужен существующий баланс, чтобы держать людей в повиновении экономическими методами. Другое дело, что этот процесс возвращает нас к Венесуэле, как версии «лайт».

– Дмитрий, вы много общаетесь с чиновниками высшего госуправления, неужели они не понимают, что основа и благосостояние нашей страны – это не крупный, а именно малый бизнес. Зачем же они его так стремительно уничтожают?

– Наличие малого бизнеса – это наличие геморроя, это наличие альтернативной…

– … свободы мыслящего человека, который не будет ждать, а начнёт предъявлять свои претензии?

– Скорее, выберет себе шерифа. А зачем шерифу лишние люди, которые что-то там демонстрируют? Любая система стремится к минимуму энергии. Её задача – демонстрировать показушную лояльность, но при этом открыто воровать из бюджета. Так можно покупать имущество, ездить за границу, можно открыто говорить про «макарошки» и всё остальное. Главное – публичность и тогда всё прощается! Конечно, сейчас стали меньше прощать, благодаря общественному резонансу. Почему я и говорю, каждый гражданин должен осознать, что существуют три столпа, от которых зависит реальный поворот в развитии России: наличие разветвленной сетевой организации, наличие публичной позиции, то есть наличие, грубо говоря, плана действий на ближайшие 18 месяцев, ну и третья основа – взаимодействие с действующей системой и осознание того, что, живя в государстве, придётся взаимодействовать даже с этими феодалами. Вот три столпа, на которых строится сегодня изменение России. Таких активных организаций на сегодняшний день я не вижу. Наша Партия Роста – это история мучительного строительства, повторюсь – мучительного! Крайне важно, чтобы сама партия чувствовала это биение, чтобы она строилась не по авторитарному принципу, как построены абсолютно все организации, в том числе и те, которые считаются оппозиционными. Речь не об официально оппозиционных с точки зрения бюджетной позиции организаций, а оппозиционных именно в публичной сфере. Наша основная проблема в том, что опять всё строится на персонально-авторитарных принципах. И если мы, я надеюсь на это, избежим общей участи и пойдем по принципу действительного распределения, появится федерализация, в чём нуждается Россия. Если же повторим опыт всех остальных, то мы станем такой же бюджетной организацией, только с другими персональными принципами. Но пока есть возможность строить, я это буду строить.

– Замечательно, и конечно я задам вопрос о том, есть у ли вас какой-то рецепт или совет для нашего небольшого региона с населением чуть более 500 тысяч человек, но тем не менее обладающего археологическими ценностями и всем богатством химической таблицы Менделеева, углём, алюминием, Саяно-Шушенской ГЭС, которая находится фактически на территории Красноярского края… Для региона, где малый бизнес практически исчезает и исчезает, а мы хотим заниматься бизнесом! В какую сторону нам идти? В лес?

– Ну, смотрите, здесь надо понимать, что нет универсального рецепта, нет универсальной пилюли. Власть любыми способами – с помощью пропаганды, с помощью отъёма экономического ресурса – будет сохранять свою власть. Задача у неё такая. Тем не менее, во власти тоже есть противоречие, и это хорошо. Потому что власть – это тоже кирпич, но не в том виде, в котором существует клубок целующихся змей, а противоречие, способное вытолкнуть в доброе, светлое, вечное. Задача каждого действующего персонажа – находить собственные возможности, применять свои меры, создавать средства массовой информации… То есть закручивать новые круги, создавать новые сообщества, которые донесут этот импульс до максимального числа людей. Эту улиточку надо развивать всё время. Сильное государство может создать только сильный гражданин, его сообщества, вот эти улиточки, только они выдвинут Россию вперед. По-другому, никак. Это долгая и нудная работа, при которой нельзя отгораживаться от дискуссий публичных встреч с «противниками». Ставлю в кавычки слово «противник», потому что граждане одной страны не могут являться противниками ни при каких обстоятельствах. Но здесь в обязательном порядке вы должны ввести контрпропаганду, по причине того, что средства массовой информации сегодня власть осознанно пожала и уничтожила, чтобы не было альтернативных источников информации. Но существует Интернет, мелкие печатные издания, небольшие телевизионные компании, которые надо развивать и поддерживать. Для чего необходимо создавать качественный контент в противовес шаблонному. Могу сказать, что пропаганда, с моей точки зрения, а я, условно говоря, тоже отношу себя к медиа-менеджерам, находится сейчас уровне «троечки» с минусом. Работает она топорно и по сути дела только за счёт того, что альтернативы-то нет.

– Сейчас вы процитировали Ленина, я тоже часто его цитирую. Получается, мы с вами знаем его изречения лучше современных коммунистов… Как ни парадоксально это прозвучит от представителя Партии Роста, но победа коммунистов в некоторых регионах, где они заняли практически все законодательном собрании и победили на выборах губернатора, в краткосрочной перспективе может сказаться негативно, ведь люди ещё не знают, как управлять. Но в долгосрочной перспективе для развития всего общества это может оказаться полезным. Как щелчок по носу власти и определенный этап становления гражданского общества. Это действительно полезная история.

– Ситуацию надо рассматривать с точки зрения маркетинга и с точки зрения брендирования. Если говорить о существовании в стране «второй» коммунистической партии, то избиратели повелись на брендирование. Но многие, в том числе и психологи, отчего-то считают, что бизнес – это одно, а вот политика – другое. Переведу на язык обычной торговли: есть супермаркет, логотип которого представлен в красно-желтых тонах, есть супермаркет в красно-белых тонах, есть супермаркет в жёлто-синих тонах и супермаркет в триколоре. Они соревнуются по идеологическому наполнению, а то, что вы ошибочно называете коммунизмом, давно его утратило. Зато в коммунистической идеологии содержится опор на мифы и высказывания, а нам нужен вот этот именно крючок. Фигура Ленина в данном случае – такой крючок. Точно такой же, как дискуссия между фигурами Путина и Сталина. Вообще это и есть персонификация, что является крайне дурным направлением. Потому что когда общество выбирает неважно кого – Иванова, Петрова, Сидорова – оно выбирает человека, а не систему управления. Что говорит о нашей слабости. Уходя в персонификацию и не рассматривая новые экономические программы, мы демонстрируем свою слабость. Наша задача – убирать персонификацию и выводить общество на следующий уровень. На систему управления. Когда мы говорим конкретно о регионе, – да, это хороший щелчок по носу. Да, большая часть коммунистической идеологии и методологии нам ближе, как и социал-демократическая. В принципе, если бы высшее руководство коммунистической партии было готово понять это, то в целом должна была бы произойти естественная реформация. Но так как сегодня растёт администрация президента, очень чётко удерживая эти бренды для неё очень важно удерживать эту персонификацию…

-То есть, никакого щелчка нет, а есть как бы четыре бюджетные организации?

– Только один маленький момент. Я всегда говорил: молитесь, чтобы Владимир Вольфович и Геннадий Зюганов жили долго и счастливо. Но они не вечны, точно так же не вечен Владимир Путин. Мы можем получить очень серьезный перелом, потому что всё в стране слишком персонифицировано.

– Но в ближайшие пять лет так или иначе перелом будет. Мы сейчас прекрасно понимаем, что последний легитимный срок и делаем такую оговорку…

– Да, он последний. Вся проблема в том, что трансферт власти невозможен, просто невозможно обсуждение преемника. На Владимире Путине замкнуто столько, и он осознанно создал эту ситуацию, что никому ничего передать теперь он не сможет. Выборы пройти, условно говоря, честно не могут. Но Путин не вечен. По окончании 2024 года ему будет уже 72. Сможет он дотянуть до 86? Да – сможет. При современной медицине можно жить до 90 лет и вообще сколько угодно долго. Конституцию можно поменять, можно создать госсовет. Вопрос не в этом. В том, что грядёт перелом экономики. Все искренне считают, будто политика первична. Ничего подобного – политика вторична. 2021, 2022 год, а там… Но я все-таки, надеюсь, что всё произойдёт пораньше. Перелом в международной мировой экономике выманил отдельные группировки, которые сейчас реже пожирают друг друга – так, лишь откусывают хвостики. Это ерунда, ведь основная их кормовая база – мы. Но нас можно жрать лишь до тех пор, пока в 2021–2022 годах не произойдёт сильный взрыв, и им придётся опять жрать друг друга. Это основа основ смены режимов и власти. Исходя из этой математики, к сожалению, к власти должно прийти такое существо, которое окажется очень неприятным для всех нас. Крайне левый националист или военная хунта…

– Существо?

– Этот гад будет именно существом по причине того, что невозможно быть одновременно слугой и военных, и националистов, и левых…

– Что ж, будем честными и согласимся, что жизнь наша никогда не была лёгкой…

– По крайней мере, будет интересно…

– И это тоже. Но что бы ни произошло, мы с удовольствием пригласить вас к себе в республику. Думаю, после больших городов вам у нас будет интересно. Ещё раз спасибо за интервью.

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о