Любовь к домашним любимцам бывает настолько велика, что порой небольшое недомогание или грусть в глазах четвероногих вызывает тревогу и беспокойство. Их лучезарная энергия улучшает настроение и помогает справиться с депрессией. Люди, любящие животных, милосердны и добры. Рядом с ними тепло и комфортно, к ним тянешься душой и никак не можешь расстаться. Словно бесценный источник, они заряжают ощущением счастья и радости.

Такое чувство осталось у меня после встречи с молодым доктором ветеринарных наук, преподавателем сельскохозяйственного института ХГУ Евгенией Складневой. Удивительно, но беседы с этим необычайно светлым человеком затронули самые сокровенные струны моей души, заставили о многом задуматься и посмотреть на мир другими глазами.

Евгения стала, пожалуй, самым юным доктором наук в университете. В 34 года она уже получила высокую научную степень. Сейчас она преподает студентам и с лёгкостью совмещает это с работой в ветеринарной клинике, продолжая лечить домашних питомцев.

– Я очень люблю свою работу. Профессия ветеринара непростая. Она должна основываться на бесконечной любви к животным, а также альтруизме, выдержке и готовности постоянно чему-то учиться, – отметила моя собеседница.

Тритоны, рыбки и любимая собака

Родилась Евгения в Абакане. С самого детства испытывала особую тягу к животным. Вспоминает, как любила ходить на работу к бабушке в областную больницу и наблюдать за тем, как она ловко работала с микроскопом.

– Думаю, что это и послужило немаловажной причиной моего последующего увлечения ветеринарной медициной и наукой.

С выбором будущей профессии героиня определилась еще в школе. Детская мечта о профессии ветеринара потихоньку начала забываться, и, окончив 9 классов, Евгения даже решила поступать в Абаканское педагогическое училище, но тут в ее жизнь вмешался ее Величество Случай. Она завалила экзамен по математике и приняла решение сдать документы в сельхозтехникум.

– Выучила все вопросы и лишь два не успела подготовить. И что Вы думаете? Вытягиваю билет, а там  – именно эти два вопроса. Что делать? И тут я вдруг вспоминаю мечту детства и как-то интуитивно несу документы в сельскохозяйственный техникум. Аттестат у меня был неплохой и меня сразу приняли.

Она часто вспоминает годы учебы в техникуме: встречи с друзьями, семинарские занятия, творческие коллективные проекты, выездные практики, где можно было попробовать себя в роли настоящих специалистов – взрослыми и самостоятельными, еще совсем не обремененными насущными заботами и проблемами.

Забегая вперед, скажем, что окончила техникум Евгения с красным дипломом. И это не случайно, ведь с первого курса вместе с подругами-однокурсницами она работала в ветеринарной клинике при СХТ под руководством Марии Першиной, принимая в день аж по 150 четвероногих пациентов и приобретая бесценный практический опыт.

– Все началось с того, что у меня заболела собака, я отвела ее на консультацию к своему преподавателю – Марии Першиной и сама так и осталась в её клинике работать. Мне хотелось научиться всему профессионально: с легкостью ставить капельницы, уколы, обрабатывать раны и давать таблетки. Тем более, что в пациентах нужды не было и навыки нарабатывались без особых усилий.

Затем Евгения продолжила учёбу в университете. В это же время трудилась в ветеринарной клинике. Тем более, что в городе случился настоящий «бум». Каждый из абаканцев считал своим долгом приобрести породистую собаку, а зачастую и не одну. Поэтому поток четвероногих пациентов был неиссякаем, что позволило получить колоссальный практический опыт.

– Вообще я считаю, что мне чрезвычайно повезло в жизни, так как моя работа совпадает с моими увлечениями, а главное родные (муж и дочь) меня в этом поддерживают. У нас в семье также есть свои домашние любимцы: 15-летний Уиппет, аквариумные рыбки и пара тритонов.

Рассказала Евгения и об интересных случаях из практики.

На самом деле таких случаев очень много. Помню, однажды принесли на прием новорожденного беспородного котенка размером в пол-ладошки с врожденным дефектом мочеиспускательного канала. Малыш совершенно не мог мочиться, и был обречен на гибель. Но его замечательная владелица очень хотела сохранить ему жизнь. И мы со студентами решили помочь «крохе» и прооперировали его с использованием микроскопа МБС-2, а в качестве шовного материала были пожертвованные студентками длинные волоски. Самое интересное, что операция прошла успешно, и он поправился, превратившись в вальяжного красавца-кота.

О крыске Дуне, попугае и канарейке

Сегодня имя необыкновенного доктора Айболита, который в любое время дня и ночи приедет и спасет заболевшего домашнего питомца, при этом совершенно бескорыстно, просто из любви к животным и к своей профессии, известно далеко за пределами столицы Хакасии. К Евгении Складневой, вот уже более 20 лет занимающейся лечением животных, обращаются с самыми «тяжелыми» четвероногими. За это время она подняла на ноги не одну сотню собак и кошек.

– Я очень люблю животных, и потому никогда и никому не отказываю в помощи, – улыбаясь, говорит Евгения, – бывает и так, что телефон разрывается весь день и даже ночью. Конечно, порой устаешь, иногда даже раздражаешься, особенно когда самые беспокойные владельцы домашних питомцев будят в 2 часа ночи с таким, например, вопросом: «Мой кот ужасно чешется, что делать?» Понятно, что такая ситуация не смертельна и вполне может подождать до утра. Но как это объяснить обожающей своего питомца хозяйке? Стараюсь относиться с пониманием.

Ведь главные качества ветеринарного врача – любовь и бережное отношение к животным – в Евгении воспитали родители.

– С раннего детства меня окружали животные. Мы держали и попугайчиков, и крыс, и рыбок, и кошек, и собак. Кормила и ухаживала за ними я и заболевшего любимца в тот час же доставляла в ветклинику, а потом тщательно выполняла все предписания доктора. Помню, жили у меня в одной клетке попугай и канарейка. Такие разные – на одном пространстве. Обычно они были не разлей вода, но иногда серьезно дрались. Побеждал, конечно же попугай, в силу своего размера. Своим мощным клювом он буквально перекусывал тоненькие ножки пташки, а я потом, заливалась горькими слезами, бинтовала их и везла на улицу Нагорную в госветстанцию. Там мне выписывали какую-то пахучую мазь (это сейчас я уже понимаю, что это была обыкновенная фракция, никак не помогающая при переломах), потом усердно лечила птицу и несказанно радовалась, когда раны заживали.

С подружками часто подбирали на улицах больных животных, выхаживала их и устраивала им домики в подъездах, за что была обругана и гонима соседями. Но никакие трудности не останавливали будущего доктора Айболита.

– Когда я училась в третьем классе, у меня жила крыска Дуня. Она была очень умная, не жила в клетке, а ходила за мной по пятам по дому, как собачка. Очень верная и преданная, она ластилась к нам и была недотрогой для чужаков. Но был у нее только один недостаток – грызла вещи. Мама все грозилась выкинуть её на улицу. Один только Всевышний знает, на какие хитрости мне пришлось идти, только чтобы скрыть приличную дыру на моём новом, модном тогда синтепоновом пальто!

Американские коллеги сделали доктору предложение

В сельхозтехникуме Евгения жадно усваивала знания, с удовольствием участвовала в различных конференциях, семинарах, штудируя профессиональную и специальную литературу. Там же она познакомилась с будущим супругом, вместе ездили по вызовам, лечили животных на дому. Вместе поступили в сельскохозяйственный институт. После окончания учебы супруг стал кинологом. А Евгения осталась преподавать и поступила в аспирантуру.

– Первые три года обучения в институте я с интересом посещала анатомический кружок под руководством Виктора Чумакова. Помню до сих пор свою первую научную работу – описание черепа американской норки. Я тогда заняла первое место на Катановских чтениях. Потом в фокусе нашего внимания были лимфатические сосуды. Ведь наш руководитель – сам лимфолог, смог увлечь нас, студентов, этой малоизученной областью медицины. На четвертом и пятом курсах появились клинические дисциплины, которые на тот момент казались мне интереснее морфологии, еще бы: вот оно, настоящее дело – лечение животных!

На четвертом курсе профессор Виктор Чумаков собрал пятерых самых одаренных и перспективных студентов, среди них – и Евгению – и предложил им готовиться поступать в аспирантуру. Без особого энтузиазма, как признается Евгения, она стала думать над темой диссертации.

– Тема моей кандидатской – «Лимфатическое русло сетки и книжки овец на этапах постнатального онтогенеза». В процессе работы над ней я осознала, какие широкие возможности для экспериментов, разработок новых методик предоставила мне фундаментальная дисциплина – морфология и патология животных. В отличие от клинических дисциплин, здесь нужно понимать сущность, патогенез болезни, а лечить – это уже проще. Наш наставник всегда любил повторять, что врач лечит человека, а ветеринар – человечество.

Лимфатическая система на сегодня малоизучена во всем мире. В отличие от кровеносных, лимфатические сосуды невидимы, хотя ими пронизан весь организм. Такая терапия широко применяется в гуманитарной медицине, где уже доказала свою высокую эффективность и безопасность при многих заболеваниях разных органов.

Впервые вводить лекарственные препараты лимфотропно предложил великий русский лимфолог Юрий Левин еще в 1986 году. Но, несмотря на популярность данных методик в гуманитарной медицине, в ветеринарии они не имеют широкого распространения, что совершенно необоснованно.

– Лимфотропное введение медикаментов позволяет, как минимум, в 2 раза сократить суточную и в 4 курсовую дозы, уменьшить кратность введения и значительно повысить результативность проводимого лечения, а также снизить вероятность возникновения рецидивов (случаев повторного возникновения заболеваний). За счет направленного воздействия препарата на патологический очаг и ничтожное попадание его в кровоток, снижается поступление лекарства в животноводческую продукцию, что очень важно для потребителей. Сотрудники нашей кафедры первыми в России начали применять эту замечательную методику в ветеринарной практике. А профессор Виктор Чумаков стал «пионером» в данном вопросе.

Сегодня данные разработки используются во многих животноводческих хозяйствах и ветеринарных клиниках Хакасии и Красноярского края. Их внедрение в практику проходит достаточно быстро и легко, поскольку они просты и не требуют для этого специального оборудования.

Евгения подчеркнула, что лимфотропная терапия может применяться практически у любого млекопитающего, в том числе и у человека, сложность состоит лишь в определении точек введения препарата. Это требует глубоких познаний в области видовой и возрастной морфологии лимфатических регионов организма.

Лимфотропно можно вводить препараты разных фармакологических групп: антибиотики, цитостатики, анальгетики, противовоспалительные, иммунокорректирующие и другие, что значительно расширяет возможности этого метода. Разработанные нами способы с успехом применяются при лечении крупного рогатого скота, овец, свиней, лошадей, собак, кошек, кроликов и даже лабораторных мышей, крыс и морских свинок. После внедрения в практическую работу специалисты пользуются этими технологиями самостоятельно.

Монографией Евгении Складневой заинтересовались американские ученые и даже предложили опубликовать её, при этом совершенно бесплатно!

– К сожалению, уровень развития ветеринарии в нашей стране гораздо ниже, чем в странах Запада и США. Можно даже сказать, что мы находимся в «каменном веке». Скажем, уже 30 лет наши зарубежные коллеги свободно пользуются атласами с описанием томограмм всех органов животных. А в России ветеринарные магнитно-резонансные томографы из-за огромной стоимости есть всего в трех городах: Москве, Екатеринбурге и Санкт-Петербурге. И защищать диссертации наши ученые по этой теме стали только недавно. Так что, когда в один прекрасный день мне на электронный ящик пришло письмо от известного американского издательства, я была очень горда. Их заинтересовали мои исследования в области лимфатических сосудов и узлов мочевого пузыря собаки кошек. Пришлось отказать – мою работу в это время издавал наш университет.

Лечим человечество

Кандидатскую диссертацию Евгения защитила в Санкт-Петербурге в апреле 2004 года. А в мае этого же года была утверждена тема ее докторской – «Морфофункциональные особенности лимфатического русла мочевого пузыря домашних плотоядных в норме, при уролитиазе и лимфотропной коррекции». И началась трудная, но такая захватывающая работа: эксперименты, опыты, размышления…

– Над докторской диссертацией я работала на кафедре 8 лет, а Виктор Юрьевич был моим научным консультантом. Это был настоящий азарт. Мочекаменная болезнь у кошек и собак встречается очень часто, так что проблем с материалом у меня не было. Я плотно сотрудничала с ветклиниками Абакана, провела несколько десятков экспериментов, апробировала различные методики в терапии и диагностике, наблюдала за течением болезни. В своей работе я обследовала около двухсот кошек и полторы сотни собак, страдающих мочекаменной болезнью. Причем большинство морфологических исследований мы выполняли на биопсийном материале либо на трупах уже умерших животных.

Научную работу сегодня Евгения Складнева совмещает с преподаванием и практической ветеринарной деятельностью, специализируясь на ультразвуковых исследованиях и ветеринарной кардиологии. Вместе со своим наставником – доктором ветеринарных наук, профессором Виктором Чумаковым, Евгения – автор восьми запатентованных способов лимфотропной терапии домашних и сельскохозяйственных животных.

Я планирую продолжить исследовательскую деятельность по разработке новых способов лимфотропной терапии животных, внедрению этих высокоэффективных и простых методик в практическую работу ветеринарных специалистов.

Ветеринарный врач должен всегда помнить, что организм животных в корне отличается от нашего и то, что хорошо для нас, может быть абсолютно неприемлемым для песика, кошечки или кролика. Кусочек горького шоколада может вызвать смертельное отравление собаки, а таблетка парацетамола, аспирина или ибупрофена с легкостью убьёт кошку. И действительно, врач лечит человека, а ветеринар всё человечество…

Беседовала Ирина Гусева

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о