Кандидат исторических наук Станислав Угдыжеков рассказал о том, как менялись отношения СМИ с правительством Хакасии, начиная с того времени, как это самое правительство у республики появилось, и до сегодняшних дней.

***

Собственно правительство в Хакасии сменило совет министров в 1997 г., когда к власти в республике пришел полковник Лебедь-младший. Нынешний ментор главы Хакасии – Евгений Смирнов – занял одно из последних мест. Председатель правительства был ставленником алюминиевой группы, которая вела активный передел собственности. СМИ рассматривались как инструмент этого процесса.

Административные органы обеспечивали борьбу с оппозицией и давление на журналистов. Были уволены многие редакторы и журналисты, закрывались издания, велось судебное и внесудебное преследование несогласных. По сути, произошла полная зачистка информационного поля.

Пресс-служба состояла из двух-трех человек. А первым пресс-секретарём у Лебедя работал Михаил Валов, ныне глава Саяногорска. В качестве чиновника мне приходилось наблюдать, как взаимодействуют власти со средствами массовой информации. Представляется, что основную скрипку играли «хозяева» алюминиевого бизнеса. К первому заму не очень утомлявшего себя служением Хакасии главы исполнительной власти являлись люди из ООО «Абаканвидеоканал» (ТВ-7) и соответствующим образом инструктировались. За руководством к действию в приемную перзама тянулась вереница из людей, владеющих пером, редакторов и даже некоторых членов союза писателей. Были также информационные структуры, вроде «центра правовой культуры», аналитического отдела и т.п. Дух некой причастности и избранности к принятию решений позволял им называться между собой «масонской ложей».

Только один факт. В Абакане тогда не хватало телефонных номеров, однако правительство передало свои в пользование дружественных телеканалов. Например, мой рабочий «красивый номер» до сих пор украшает интернет-страничку медиагруппы «Юг Сибири».

Несмотря на бросающуюся в глаза ангажированность редакционной политики, все же вспомним классическую формулу: негосударственное – значит независимое. Именно «алюминиевые» и аффилированные с ними СМИ могут считаться таковыми.

Под крышей абаканской администрации был взращен холдинг ИРТА, который уже обслуживал интересы 25 лет находящегося на посту главы горадминистрации Булакина. Как налогоплательщику, мне казалось неприемлемым вбухивание гигантских сумм на пиар городских властей. Тем более что контент был удручающе скучным и бесцветным. Но очевидно, что это было любимой игрушкой мэра, которой он уделял много внимания. Поэтому абаканцы могли просматривать 20-минутные сюжеты о ремонте дорожных ям или следить за забавным шоу под названием «Час мэра». Может быть, даже находились счастливчики, имевшие возможность слушать радио, вещавшее в УКВ-диапазоне. Старожилы рассказывают, что еще были журнал и газета «Абакан», но мне их видеть не пришлось.

Начался золотой век ведущего печатного издания – еженедельника «Шанс». Соседские отношения с его главредом позволили Лебедю избежать сколько-нибудь серьезной критики своей деятельности.

После отстранения полковника Лебедя новый глава Хакасии Зимин завел холдинг РТС в дополнение к имеющимся республиканским СМИ. После хаотичных пертурбаций сложился холдинг «РТС». Представляется, что его политико-пропагандистской функцией видели главным образом получение баланса на фоне развившегося «ИРТА-Абакан» и «Юга Сибири». Была запущена система грантовой поддержки, в соответствии с которой пропагандисты ЕР якобы за рассказы об этнической культуре хакасов получали суммы, далеко превосходящие мой годовой доход. Весь этот вал расходов мне тоже не нравился и казался несправедливым по отношению к учителям, врачам и работникам науки.

Зимин окружил журналистов большой заботой, возил, кормил-поил, приглашал на «балы прессы» и непрерывно награждал. Отплатили они ему черной неблагодарностью – не поддержали на выборах в 2018 г. Странным образом его политико-пропагандистский блок вошел в избирательную кампанию без научной социологии и не решил проблем с лояльностью ведущих СМИ. При этом ведь Зимин был абсолютно травояден и по сути никого из заметных деятелей «четвертой власти» не уволил и не преследовал.

Более того, контролируемые Зиминым партийные и административные структуры сделали возможным регистрацию на выборы главы региона т. Коновалова. Эта широта души стоила Зимину поста главы. А все его пистолеты (как пошутил новоизбранный глава про РТС) остались в руках «красного» правительства РХ.

«Красное» оказалось на поверку «старым и добрым» в кадровом смысле. Хотя оно учло некоторые ошибки предшественника и с пролетарским задором стало бороться с инакомыслием. После ряда увольнений нелояльных и провокаций, связанные с главой Хакасии силы в прошлом году перешли к заявлениям в правоохранительные органы. Обиженные критикой депутаты, например, требовали обыскать квартиры и офисы, конфисковать имущество и привлечь более 30 медиа-фигур к уголовной ответственности. Это, несомненно, новый уровень взаимодействия с обществом, переплюнувший даже подход в период Лебедя-младшего. Однако потуги на зачистку информационного пространства пришлись на резкое падение рейтинга Коновалова в связи с пандемией и нелепым поведением его медиа-прислуги после ухода Семеновой. Так, первую половину уходящего года можно было развлечься бурной деятельностью т. Ефремова, почему-то проводящего «пресс-конференции». Кстати, т. Коновалов так и не провел ни одной. Во второй половине было некоторое оживление в связи с выборами в Госдуму, что также принесло только новые поражения «красным».

Медийный год правительство заканчивает скучно и отстранённо. Исчезли мимишечные фоточки Коновалова в семейном окружении. Участились его «прямые эфиры», которые, пожалуй, тоскливей булакинских «часов мэра». На фоне народных бедствий «элиты» объединились, огораживая себя от критики и общественного внимания.

Нет адекватной реакции даже на настоящее горе. Всем помнится гибель 8-летней Софьи в приемном покое больницы. Представим, что при столь трагических обстоятельствах – без оказания помощи – умер бы маленький ребенок во времена Алексея Лебедя. Разумеется, его зам по социалке Нина Пилюгина немедленно явилась бы к матери девочки. Под камеры бы вместе с семьей рыдала и прижимала к могучей груди несчастных родственников. Оказала бы материальную помощь. Виктор Зимин, полагаю, явился б лично и, потрясая могучим кулаком, клялся найти виновных. Этим людям трудно отказать в эмпатии. В нынешней медиа-ситуации не нашлось во власти никого, кто выразил бы сочувствие, принес соболезнования, даже формально. Вместо этого в «прямой линии» т. Коновалов позволил себе намекнуть на возможную вину родителей. До чего мы докатились? Такой отчуждённости и формализма еще не было в республике.

Как немолодой человек закономерно буду ругать нынешнюю информационную ситуацию. И развлечь меня 30 лет назад местные СМИ умели лучше. И не было громоздких медиа-холдингов с сотнями сотрудников по трудовому договору. Весь этот праздник за мой счет мог бы быть гораздо дешевле, если вообще нужен. Ну, интернет же есть. Ну, кто сейчас будет все бросать и смотреть новости у телевизора в условленное время? Отдайте на аутсорсинг освещение наших замечательных властей. Исполнительная и законодательная власть нищей Хакасии тратит на прославление себя любимой сотни миллионов  в год, бросая крохи на науку, скорую помощь или квартиры сиротам. Архаика и скука не должны оплачиваться из наших карманов.

Станислав Угдыжеков

Подписаться
Уведомление о
2 комментариев
старее
новее большинство голосов
Inline Feedbacks
View all comments
Шорская ведьма
2 месяцев назад

Немного не структурированная аналитика, хотя многое справедливо и есть правда. Особенно относительно того, как обстоят дела сейчас. Всё правильно — если бы раньше ребенок с диагнозом » острый живот» погиб в больнице от неоказания помощи, власти действительно хотя бы изобразили соболезнование. В нашем случае глава Коновалов даже не подумал просто слова соболезнование сказать. Подумаешь, умерла девочка. Да что же он за человек- то? Вроде, у самого есть дети, а ни сердца, ни ума нет…

Бабуля
1 месяц назад

СМИ и медицина так крепко связаны, особенно в эти коронавирусные годы. Действительно, говоря о медиа, сразу вспоминаешь о Софье. Слов нет, одни буквы!