Преподаватель из Абакана, основатель школы китайского языка «Путь в Поднебесную» Олег Литвинцев рассказал корреспонденту «Пульса Хакасии» о постковидном Китае, «узниках карантина» и масштабном российско-китайском образовательном проекте.

«Прошло уже два месяца, как я нахожусь в Поднебесной. С моего последнего приезда сюда в далеком, как теперь кажется, 2019 году, здесь изменилось всё до неузнаваемости. По прилете вас встречают пустые терминалы международных аэропортов, люди в спецкостюмах биозащиты и постоянная необходимость следовать инструкциям.

Аэропорт (Китай). Фото: Олег Литвинцев

Поездка в Китай в последние годы превратилась в своего рода квест, который удается пройти далеко не каждому. Даже если на руках у вас есть виза, то для въезда в Поднебесную нужно решить еще ряд вопросов: сдать три ПЦР-теста и два качественных анализа на антитела в лицензированных посольством КНР лабораториях, заполнить онлайн-анкету и получить зеленый код въезда. К слову, мне пришлось пять раз перезаполнять анкету, разговаривать с работниками посольства, объяснять, что я не москвич и клиника в Абакане также входит в перечень лицензированных, чтобы мой код здоровья превратился из красного в зеленый. Окончательное решение о вылете спецборта «Аэрофлота» было согласовано китайской стороной за пять часов до посадки на рейс. Выезжая в аэропорт Шереметьево 15 сентября, я знал, что сегодня вечером точно улечу, только вопрос, куда именно: в Китай или обратно в Абакан. Но в итоге, спустя девять часов перелета по маршруту Москва – Шэньчжэнь, я все-таки оказался по ту сторону новой «китайской стены». Впереди меня ждали три недели карантина и неделя самоизоляции.

Китай. Фото: Олег Литвинцев

Три недели карантина прошли на удивление быстро и, в моем случае, плодотворно. За это время я адаптировался к условиям жизни в новой реальности, приобрел некоторые навыки в новой работе, написал научную статью и принял участие в крупной международной конференции. С точки зрения быта, карантин в Китае организован на приемлемом уровне: небольшие, но комфортные номера в трехзвездной гостинице, трехразовое питание с выбором блюд и даже подарки от правительства города к традиционному китайскому празднику середины осени. Неудобство доставляли лишь болезненные пробы ПЦР, шум непрекращающегося строительства за стеклом и решетки на окнах. Причем последние, видимо, связаны с сомнением китайской стороны в устойчивости психики «узников карантина». При этом лишнего свободного времени, от которого и появляются депрессивные мысли, практически не было. Мне помогли отвлечься постоянные онлайн-занятия с учениками, а кто-то из коллег, как оказалось, за это время даже прошел курс обучающих вебинаров по йоге, медитации и прочим радостям, на которые никогда не хватает времени в ритме обычной жизни. На радость всем сидевшим в карантине, на нашем борту не оказалось ни одного зараженного коронавирусом пассажира.

Китай (карантин). Фото: Олег Литвинцев

И ровно через три недели нас перевезли в кампус университета для продолжения карантинных мероприятий, но уже в режиме самоизоляции. Сейчас я работаю в Управлении по академическим вопросам Совместного российско-китайского университета, созданного по соглашению правительств двух стран – под непосредственным руководством Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, Пекинского политехнического университета и правительства города Шэньчжэнь. МГУ – ППИ в Шэньчжэне – официальное название вуза. Это единственный в своем роде российско-китайский образовательный проект такого высокого уровня. Обучение здесь ведется на русском и английском языках по шести приоритетным направлениям: химии, математике, биологии, экономике, филологии и, в скором будущем, географии. Реализуется проект высококвалифицированными преподавателями МГУ. По окончании учебы студенты получают диплом сразу двух вузов: МГУ и МГУ-ППИ в Шэньчжэне. Основной контингент учащихся – китайцы, но также есть и международные студенты, преимущественно из России.

В сентябре 2021 года университет отметил пятилетний юбилей. Кампус вуза построен в стиле советского модерна. Главное здание – это копия знаменитой высотки МГУ на Воробьевых горах.

МГУ – ППИ в Шэньчжэне. Фото: Олег Литвинцев

На территории кампуса есть всё, что нужно для жизни и обучения: учебные корпуса, общежития для студентов, квартиры для сотрудников, несколько столовых, супермаркет, библиотека, стадион, спортплощадка, бассейн, тренажерный зал и др. Университет находится в отдаленном районе города в окружении гор и тропического леса.

Город Шэньчжэнь для реализации такого масштабного образовательного проекта выбран неслучайно. По сути, это китайский аналог американской кремниевой долины. Шэньчжэнь – родина современной электроники и один из самых дорогих, стремительно растущих городов Китая.

Китай. Фото: Олег Литвинцев

Сегодня китайцы позиционируют Шэньчжэнь как международный центр науки и образования. Здесь функционирует десять совместных иностранных вузов, в городе проживает каждый пятый доктор наук КНР. В городе широкие улицы и проспекты, много площадей, парков и садов, есть набережные и пляжи. Сейчас, в середине ноября, средняя температура воздуха днем +20 градусов. Ниже нуля температура не опускается никогда.

За это время мне удалось несколько раз побывать в центре города, пройтись по главной пешеходной улице и позагорать на пляже. Также на один день получилось вырваться в соседний Гуанчжоу, чтобы встретиться со старыми друзьями.

Китай. Фото: Олег Литвинцев

Ощущения от изменений в Китае неоднозначные. За последние два года Китай превратился в цифровое государство, где на улицах действует система распознавания лиц, посещение общественных мест по QR-кодам и всеобщая эпидемия страха перед пандемией. Хорошо это или плохо – не мне решать, но благодаря этим мерам Поднебесная сейчас, пожалуй, единственная страна в мире, научившаяся сдерживать и контролировать ковид-пандемию. Предъявление зеленого QR-кода здоровья требуется повсюду: от метро до торговых центров. Люди носят маски, зачастую не снимая их даже на улице. А в случае выявления хоть одного случая заражения, целый район города подвергается ПЦР-тестированию. Если вы отказываетесь от этого, то ваш код здоровья превращается из зеленого в желтый. А это значит, что вы не сможете самостоятельно даже сходить в магазин за продуктами.

Китай. Фото: Олег Литвинцев

Кроме того, финансовые расчеты в Китае практически полностью осуществляются с помощью электронных устройств. Вы можете, конечно, оплачивать наличными любые покупки офлайн, но определенное неудобство использовать бумажную валюту заставило китайцев повсеместно перейти на систему онлайн-платежей. Смартфон превратился в Поднебесной в главное орудие выживания и средство социализации.

Пока я еще привыкаю к жизни в новом «закрытом» Китае и надеюсь, что в обозримом будущем он шире приоткроет свои двери для иностранцев. Во всяком случае, глядя на экономический образ современной Поднебесной, становится более ясным представление о том, каким будет мир в ближайшем будущем!»

Ирина Гусева

Подписаться
Уведомление о
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments