Очевидно, что всегда после яркого политического этапа, которым можно считать период выборов, наступает кратковременное затишье. Но в ситуации с Хакасией многие наблюдатели за политическими процессами фиксируют факт того, что затишье затягивается. На этой неделе будет уже месяц, как закончились выборы в Государственную Думу, а республика как будто находится в дрёме. С просьбой дать своё видение ситуации «Пульс Хакасии» обращается ко многим фигурам, так или иначе влияющими на процессы тишины или активности политического процесса, и сегодня мы представляем разговор с нашим давним другом и участником выборов в Госдуму Мяхаром Александром.

– Александр Владимирович, как бы вы могли охарактеризовать то, что сейчас происходит в Хакасии?

– В Хакасии сейчас время большой паузы и своеобразной тишины. Республика готовится к новому этапу. Уже скоро наступит 2022 год, а это по сути будет означать начало длинной выборной гонки на пост главы субъекта (вне зависимости от того, в 2022 году она будет или в 2023-м). Откуда происходит поствыборная тишина? От тех, кто в некотором смысле модерировал политические процессы, и я сейчас далеко не про Серый дом и правительство Коновалова – последние вырыли глубокую яму, сели туда, и любое их “ау” оттуда глохнет в стенах подземелья. Давайте объясню вам на двух примерах.

  1. Сам Коновалов и его так называемая команда с 2018 года никаких политических процессов не создавали и не управляли ими, они всегда были в роли догоняющих вчерашний день. Они привыкли к тому, что “косячат”, а потом оправдываются, что на них нападают, а они прячутся, это стало их фирменным стилем. Что делает сам Коновалов практически каждую неделю? “Уважаемые подписчики (или телезрители), сегодня я проведу прямой эфир и отвечу на ваши вопросы, присоединяйтесь”. Это напоминает одну шутку. “Ребята, кто нибудь знает, как заработать? Да, сейчас я тебе расскажу. Рассказать я и сам тебе могу, как заработать-то?” Здесь то же самое: “отвечу на вопросы” и “решу проблемы” – две очень большие разницы. Отвечать на вопросы – догонять вчерашний день и оправдываться; решать проблемы – модерировать процесс и быть лидером. Система, созданная в стенах Серого дома (а это именно система, хоть и убогая), не в силах перестроиться и начать контролировать происходящее. Она обречена жить в яме в тишине или просто реагировать на то, что предлагается извне. Есть хорошее доказательство того, что я сейчас говорю. Вспомните, как Татьяну Ковалеву приняли на работу в Фонд развития Республики. Это произошло именно тогда, когда Ирина Войнова решила взять в свои руки бизнес-направления и развернуть всю государственную машину управления Хакасией на модерацию процессов, на креатив, не просто на производство новых идей, а – самое главное – на их реализацию. Я был тогда на встречах с бизнесом, которые проводила Ирина Ивановна, и отмечу, что решения, которые там были озвучены, действительно вселяли надежду на то, что республика начнет развиваться. Что в итоге? Татьяну Ковалеву не то что не решились сделать главой Фонда, но и всячески задвинули, загрузили надуманной бюрократией и в итоге “ушли” её оттуда. У самой же Ирины Ивановны при сиюминутных и локальных победах, как к примеру снижение налогового бремени для малого бизнеса (за что ей стратегически огромный респект), все скукожилось до прогремевшего на всю страну АхУхВау. Этот лозунг и есть показатель всего трагизма системы Коновалова, которая неспособна к модерации, то есть созданию, созиданию и управлению, отсюда и понимание того, что тишина сама по себе – кредо этой системы. Просто она становится более очевидной, как только в политическом поле отключаются внешние факторы.
  2. Вторая причина заключается в том, что те, кто модерировал процессы, взяли паузу. Опять же приведу пример: Евгений Мамаев и ОНФ. Объективно в период руководства Евгением Владимировичем Народным фронтом общественная повестка республики была насыщенна различного рода запросами в надзорные органы и решениями поднятых в них проблем. Сейчас всё вернулось на круги своя: до Мамаева ОНФ напоминал не фронт, а партизан в глубоком тылу, и сейчас вернулся к привычному уже анабиозу. Удовлетворения своих амбиций на выборах в Госдуму Евгений Мамаев не получил и сейчас занял выжидательную позицию. Именно такую же выжидательную позицию заняли очень многие из так называемой политической элиты и активного общественного бомонда. Все понимают, что время изменений уже близко, но при этом пока нет совершенно никакой ясности, в какую сторону будут направлены эти изменения, а значит не стоит торопиться с активными действиями, чтобы не совершить ошибку. Вот вам и ещё одна веская причина тишины.

– Александр, позволю с вами не согласиться в некоторых моментах. Всё-таки до выборов 2023 года ещё почти два года, а де-факто Серый дом обладает мощными ресурсами для оживления политических процессов, при этом движущей силой этих ресурсов может стать новое приобретение-усиление команды Коновалова – Владислав Никонов. Давайте, к примеру, представим, что Валентин Коновалов объявит о том, что распускает правительство, раз оно не умеет работать, и набирает новое – на основе профессиональных, а не идеологических принципов. Вот вам и движение, модерация и активизация всего политического поля.

– Надо сразу сказать, что усиление команды Коновалова – это скорее метафора в отношении работы этих ребят: пополнение людей и их ротация для увеличения собственного обогащения – это да, но другое – вряд ли. Насчет смены правительства – это отличный пример, который, если он произойдет, лишний раз нам покажет: “нет своей команды – возьму на работe команду Зимина (причем далеко не лучший состав), нет своих идей – опробую опыт Михалыча”. Только вот тот опыт не сработал.

Недавно Коновалов сказал в адрес Белоногова: “Работать надо, а не заниматься политикой”. В отношении Белоногова это, конечно, сказано совершенно справедливо, а ещё ему надо относиться хоть чуточку уважительные, справедливее и честнее к жителям Черногорска. Но дело в том, что обычно люди, не достигшие успеха в своей деятельности, подсознательно пытаются переложить эти проблемы на кого-то другого, и в этом случае Коновалов практически обращается к себе, подчеркивая свою суть: работы нет, есть лишь прямые эфиры, ленточки и круговорот топтания на месте или фиксация малозначимых действий.

Возвращаясь к смене правительства, напомню, что при Зимине этот ход не сработал. Мы все помним, что он только усугубил положение, потому что “новое” правительство оказалось по сути новым-старым. Произошло это не только потому что есть объективный дефицит кадров в республике. С одной стороны, сама функционирующая система всегда сопротивляется изменениям, а с другой, ровно так же, как и сейчас, было предчувствие смены власти. Кто рискнет идти работать в правительство на полтора года, когда только для оценки ситуации и выстраивания стратегии работы нужно минимум полгода? Зачастую формирование новой команды управления при смене власти закрывает вхождение в неё старой. Лучше немного подождать и зайти на работу в пятилетний срок, чтобы действительно добиться результатов. Уверен, что многие их тех, кто взял сейчас режим тишины, именно так и думают. В 2018 году было понятно, что мало кто из профессионалов решится на работу в правительстве Коновалова, потому что дело и работа, как характеристика действий, там не в приоритете. А сейчас и подавно не будет никакого ажиотажа на вхождение в правительство среди тех, кто действительно может произвести значимые изменения в экономике и социальной жизни республики.

– Почему же тогда мы не увидели консолидации политической элиты вокруг фигуры Сергея Сокола, который воспринимался именно как потенциальный сменщик Коновалова?

– Во-первых, ни де-юре, ни де-факто речь не шла о том, что Сокол сменщик Коновалова, своего рода слухи-забросы об этом можно воспринимать как выборную технологию. Все понимали, что выборы в Госдуму – это лишь репетиция выборов главы, над которой можно ещё много размышлять. Но априори в таких выборах каждый сам за себя, выбирался и выбрался один человек, один мандат, покорно нажимающий кнопки, не стоял вопрос о перенастройке всей системы государственного управления, требующей консолидации и широкого вовлечения общественности.

Во-вторых, сам Сергей Сокол сделал многое для того, чтобы политические группы не только не объединились, но и разъединились ещё больше. Он не стал вести ни с кем полноценного диалога, работая лишь на свою персону. Как итог – получил поддержку меньше 11% избирателей республики при колоссальном вложении средств, каких давно выборы не видели. Точно вам могу сказать, что рейтинг коммунистов и самого Коновалова, который был до выборов в Хакасии ниже плинтуса, поднялся во многом благодаря не усилению с их стороны, а подарку со стороны Сокола. Многие шли голосовать за коммунистов, чтобы это было против Сокола, а не за то, что у них отличный кандидат или идеи развития республики.

– То есть, если федеральный центр решится направить Сокола на выборы главы, результат не будет очевиден, может победить и Коновалов?

– В теории может случиться все что угодно, и действительно, кандидат Коновалов будет более интересен, чем лицо, вяло занимающее пост главы республики. Если на выборы придет такая персона, как Сокол, то победу ей будет добыть очень тяжело, потому как местная элита может активно этому противодействовать: для них будет более выгоден “аморфный Коновалов в яме”, чем “эгоист Сокол”, который может стать не просто вторым Михалычем, а, по выражению бомонда, “намного хуже”. Но, опять же на примере Сокола, мы видим, что победить в Хакасии может любой, даже не местный, даже с очень сомнительным бэкграундом и слабо находящий общий язык с местной общественностью, это лишь вопрос денег и политтехнологий. Другое дело, какой кровью-ценой достанется эта победа. Несомненно, федеральный центр будет просчитывать все риски этих выборов, и, может быть, здравый смысл подскажет, что Сергей Сокол и в принципе такой психотип будет крайне проблематичен для смены главы республики, дело же не только в победе, а в том, что надо будет показывать эффективность в дальнейшей работе субъекта, а без консолидации элит это будет сделать очень сложно.

Но если очень правильно понять слова Валентин Матвиенко о том, что к 2024 году по всей стране будут электронные выборы, то есть выборы, в которых общественности непонятно, как появляется конечный результат, и выборы главы у нас будут электронными, то дни Валентина Коновалов на посту главы Хакасии сочтены. Каких бы усилий ни стоило центральной линии власти страны его сменить, это произойдет. Исключение может составить лишь то, что нашу республику сторгуют в большой игре на какой-либо другой регион, но это маловероятно, на мой взгляд. В 2024 году нас ждут эпохальные выборы – выборы президентов одновременно РФ и США, так что лишнее напряжение в регионах страны от ухудшающегося экономического и социального положения, а именно это происходит в республике при Коновалове, никому не будет нужно.

– Вернемся к политической тишине. Как долго она продлится?

– Думаю, что есть два сценария. Первый заключается в том, что в республике будут своего рода смотрины образа будущей системы государственного управления. Четкую характеристику этого процесса мы увидели в недавнем выпуске Телегамбита с Андреем Тенишевым. Уверен, что это правильный путь и такие фигуры, как Тенишев, или схожие с ним по политическому весу и опыту управления, только полезны для Хакасии. Но период смотрин будет идти вплоть до начала основной фазы выборов главы. Маловероятно, что до этого времени нам представят явную фигуру претендента на пост главы. Ошибку раннего обозначения Сокола в качестве потенциального главы Хакасии повторять чревато. Если так и будет, то период своеобразной тишины со стороны лидеров общественного мнения затянется. Ещё раз повторю, что мало кто захочет делать ошибочные ходы, цена любым промахам будет высока, потому как при смене власти новая конструкция управления зайдет как минимум на два срока, а 10 лет никто не хочет вычеркнуть из карьеры.

Второй сценарий более оптимистичный и характеризует то, что у нас всё-таки формируется гражданское общество и мы не плывем просто по течению. Как накопилась усталость от анабиоза реальных дел при власти коммунистов и Коновалова, так и все устали от раздрая и определенного рода конфликтов. Сама по себе идея объединения и мирного поступательного движения вперед витает в воздухе. В условиях, когда Серый дом не может стать таким объединителем и консолидатором общественности, а персона нового лидера ещё не ясна, внутри республики может сформироваться внутреннее объединение разных групп и персон. Такой процесс достаточно сложен, но если он случится, то это точно будет победа демократических и гражданских процессов в обществе.

Здесь, правда, надо сделать оговорку. Говоря про тишину и активность, мы стремимся к тому, что тишина сменится созидательными процессами, но это мы стремимся, а у Коновалова от этого ничего не меняется. Продолжатся скандалы с премиями, различного рода выплатами, возможно, что только усилится процесс “хапания себе напоследок”. Нельзя исключить и новые коррупционные скандалы. Так что в этом ракурсе полной общественной тишины не будет, вопрос лишь в том, насколько громкими будут эти скандалы и ускорят ли они они уход Коновалова, переполнят ли чашу терпения центра.

Но это яма Коновалова, пусть он там и копошится на своём дне. Даже при громкости всех этих скандальных процессов, лично мне они уже перестают быть интересными. Мне интересно будущее и развитие общества, консолидация, созидание и объединение во имя республики, которые, надеюсь, уже близко.

Александр Мяхар. Фото pulse19.ru
Подписаться
Уведомление о
4 комментариев
старее
новее большинство голосов
Inline Feedbacks
View all comments
Марго
11 дней назад

Как ноль ни умножай, ни усиляй, он останется нулём.
Ситуацию можно поменять только собирая+складывая единички. Но единички имеют своё мнение и под дудку нуля без цели плясать не будут.

Лаврентий Берия
10 дней назад

Много воды, а здравых идей, раз – и обчелся)))