Всем уже понятно, что события, произошедшие в Хакасии в 2018 году, не дадут спокойно жить в ближайшие годы никаким крупным корпорациям.

В условиях жесткого дефицита бюджета и непонимания, присущего новой власти, методов структурного изменения экономики, наиболее простой путь – это работа с крупным бизнесом. Вернее даже не работа, а очень странные отношения, которые базируются на классической схеме шантажа.

Все прекрасно помнят, как Коновалов в своей предвыборной кампании предъявлял ультиматум господам Мельниченко и Дерипаске, а сейчас компания СГК, принадлежащая Мельниченко, является своеобразной палочкой-выручалочкой во многих вопросах ЖКХ, которые стоят перед республиканским правительством. После того, как РУСАЛ откровенно спас положение новой власти при остром дефиците денег, подкинув почти 1,5 млрд руб. (компания вдруг сама себе донасчитала налоги за закрытый налоговый период).

С угольщиками тоже всё интересно, от опять же ультиматумов, предъявляемых во время предвыборной кампании, Коновалов переходит к чуть ли не открытому лоббированию интересов одного из крупных предприятий в этой отрасли. Уже ближайшая сессия Верховного Совета 27 ноября может официально дать инструмент Майрыхскому разрезу, чтобы уплачивать налогов меньше и больше загрязнять экологию, массово внедряя установки производства термоугля (“коксующегося” в новой формулировке законопроекта). Учитывая, что между Коноваловым и Штыгашевым вдруг вспыхнула пламенная любовь, это с большой долей вероятности может стать реальностью. Практически круг замкнулся.

Вопросы о Русгдидро и СШГЭС были в стороне, и даже мало кто обращал внимание на высокий тариф электроэнергии для бизнеса, который тормозит развитие экономики. Разве есть кому защищать бизнес в республике? Все вопросы, связанные с электроэнергией, в принципе перешли в плоскость взаимоотношений с МРСК, долг перед которым у Правительства всё продолжает расти, а при этом энергетики продолжают работать и даже инвестировать в республику. Тоже очень удобная схема для власти.

Но взаимоотношения власти и крупных компаний – это далеко не взаимоотношения компаний и общества. Как я и говорил, 2018 год изменил республику. Никто больше не намерен замалчивать существующие проблемы, независимо от их масштаба. Первыми под пристальный взгляд общественников попали угольные компании, против которых даже было проведено два митинга. Настал черед и остальных крупных структур. Если все уже привыкли, что слова, сказанные с властных трибун, могут остаться лишь словами и со временем диаметрально поменять свой вектор, то общественники – это совсем другая категория. Здесь невозможно решить все вопросы принципом “дашь на дашь”, здесь нет одного лидера, здесь работают механизмы, которые могут стать очень большой силой, меняющей и власть по своему усмотрению. На это неделе один из лидеров общественности, ведущей борьбу за экологию республики, Евгений Кочетков, выступил с обращением к полпреду СФО Сергею Меняйло, высказав свои опасения, базирующиеся на анализе научных трудов, относительно вреда и опасности, несущих СШГЭС для республики.

Уже первые дни наблюдений за реакцией с разных сторон на это обращение показывают две явные тенденции. Первая – это о чём сказано выше, о разнице между властью и общественностью. Если после громких заявлений Штыгашева с трибуны СФ, где в адрес СШГЭС звучали обвинения в недоплате налогов, было достаточно лишь заявления от представителей станции, что “всё хорошо”, никаких грабежей по словам Штыгашева нет, чтобы шумиха затихла, то реакция общественности другая. На обращение общественника так же оперативно, как и на заявление Штыгашева, представители СШГЭС ответили, что никакой опасности СШГЭС для республики не несёт. Только вот общественность – это не отдельные чиновники или заседание Верховного совета, общественность – это очень разносторонняя сила, имеющая в своём распоряжении социальные сети, которые просматривают сотни тысяч жителей республики (есть данные, что в социальных сетях зарегистрировано более 300 тысяч республиканских пользователей, что составляет большую часть активного населения республики).

Приведу ряд показательных комментариев из социальных сетей:

“Кто-нибудь в это (ответ о безопасности СШГЭС) поверил?! А авария случилась не у нас? А альтернативные научные статьи – предостережения? “

“Вот выдержка из одной статьи, гарантирующей безопасность ГЭС: “Многие современные потенциально опасные производства, в том числе и СШГЭС, спроектированы так, что вероятность крупной аварии на них оценивается величиной порядка 10 в −4 степени. Это означает, что из-за неблагоприятного стечения обстоятельств возможно одно разрушение объекта за 10 тыс. лет”. Авария на СШГЭС случилась через 30 лет после пуска в эксплуатацию первого гидроагрегата”.

“Я хочу на бумаге увидеть ответ с фамилией ответственного лица. Кто возьмет на себя ответственность за безопасность СШГЭС при таком масштабе планируемых добыче угля и количества угольных разрезов. И особенно хочу увидеть такую гарантию от первых лиц республики и РусГидро”.

“ГЭС надо бояться не как конструкцию, а как инструмент который сгубил экологию! Вниз по течению вода уже мертвая, и всем известно, что рыба поднимается нереститься вверх по течению. Куда?! Изменила климат! Влажность невыносимая… Абакан и остальные реки бассейна Енисея обмелели, рыбы ноль…”

“…ошибок все же понаделали. Радиальные трещины по всей длине и высоте, отрыв от скального основания в районе трёх столбов из четырёх, превышение критериев безопасности наклона плотины. Список можно продолжать – прочитайте статью Тетельмина…”

Я уверен, что это только начало. В условиях, когда жизнь людей республики с каждым месяцем как минимум не улучшается, вопросы экологии и деятельности крупных компаний будут активно обсуждаться. Девиз из кинофильма – “Всем выйти из сумрака!” очень подходит для хакасской реальности. Общественность обязательно обратит пристальный взгляд не только на угольщиков и СШГЭС, но и на РУСАЛ, люди обязательно вспомнят о процессах производства алюминия и его возможном вреде для здоровья.

Не останется в стороне и СГК. Будет обращено внимание не только на то, что СГК способна решить проблемы с отоплением в Черногорске, и не только на то, что её владелец – счастливый обладатель известной на весь мир мега-яхты за 0,5 млрд долларов, но общественники дойдут и до анализа процесса производства в компании СГК. Рано или поздно начнут задаваться вопросы: а правда ли, что у нас в республике радиационный фон сравним с соседством с АЭС, потому что Абаканская ТЭЦ работает на буром угле? Не исключено также, что при монополизации компанией СГК рынка ЖКХ нас могут ожидать процессы, схожие с Новосибирском, когда митинги будут проводиться уже и против повышения тарифов. Гулять так гулять, как написано в одной статье, это Хакасия современной реальности, где никому не получится “отсидеться” в тишине.

Александр Мяхар

8
Оставить комментарий

  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
дарья

И ради чего это написано? Закрыть все производства в Хакасии и превратить ее в музей кочевых народов под открытым небом? Да и комментарии привели прям идиотские. Автор статьи, Тетельмин этот, под плотиной проплыл в акваланге и лично эти “столбы” увидел? Все это пустое, хайп, чего добиваются экологи – понятно, кто-то известности, кто-то путем шантажа надеется слупить денег. В Республике и так дела дрянь, так нужно все довести до абсурда, побрызгать бешеной слюной на крупных налогоплательщиков. Рубим сук на котором сидим из-за десятка истероидов под экологическим знаменем!

Анатолий Сидоров

Дарья, вы так уверены, что “все хорошо”? Раз Вы продвинутый пользователь ПК, то просмотрите информацию о том, как производственные взрывы провоцируют природные явления. А “на каждый роток, не накинешь платок”. Посмотрите информацию и поделитесь своими мыслями.

Валентина

Какие нафиг митинги??? не насмотрелись коммуняк в прошлом году чтоли?

Тимир

А чего они хотели, тут договариваться нужно было, но мистер Коновалов решил с высокой трибуны переругаться со всеми ещё в начале своего губернаторства.

дарья

По мнению специалистов ВНИМИ (Государственного научно-исследовательского института горной геомеханики и маркшейдерского дела), открытые и подземные разработки в Кузбассе (а там проблема разработки угольных месторождений открытым способом гораздо масштабнее, чем в Хакасии) служат профилактикой крупных землетрясений. Это выражается в том, что взрывные работы оказывают сотрясательный и сейсмический эффект, и тем самым снимают напряжение в земной коре. В результате воздействия землетрясения в недрах региона случаются при более низких уровнях накопленной в потенциальных очагах энергии. «Разрядка» происходит постепенно: вместо одного крупного случается серия мелких землетрясений, и общее количество регистрируемых сейсмических событий возрастает. Это, по мнению ученых, в некоторой степени уменьшает вероятность возникновения масштабных… Подробнее »

Адель

потрясающий бред про профилактику. Даже не смешно, просто с души воротит от таких “умников”.

Адель

Все высказывания просто безграмотные, использование специальных терминов, в том числе термина “экология” или “радиальные по длине и высоте” абсолютно неадекватные. Никто не станет принимать во внимание протест таких “общественников”. Они только вредят и нагнетают истерию.

дарья

Главное, вой стоит по поводу аварии 2009 года. Но авария случилась в турбинном зале, с турбиной!!! А не с плотиной!!!! Плотина и не вздрогнула! О мёртвой рыбе ниже по течению. Как это увязывается с форелевым хозяйством у Майнской ГЭС и обилием рыбы в Красноярском водохранилище? А также обилием чаек, которые этой рыбой питаются?